Крик души

Культ еды

Культ еды

Еда занимает важное место в нашей жизни. Зачастую — гораздо большее, чем она того достойна. Единственное реальное предназначение пищи — обеспечение человеческого организма энергией, необходимой для жизнедеятельности. Но каждый из нас с самого раннего детства переступает эту границу и уходит гораздо дальше в своём потребительском мастерстве. Мы, под влиянием родителей и прочих окружающих подозрительных личностей, быстро и бесповоротно достигаем того, что начинаем кушать для удовольствия. И это прививается настолько крепко, что избавиться от глупой привычки практически невозможно. А у многих и вовсе дело доходит до откровенной зависимости: мотивацией что-либо сделать становится вкусный обед, за успешно выполненное дело награждают себя тортиком, даже плохое настроение лечится плиткой дешёвого шоколада… Если смотреть на это без предубеждения, то сначала может показаться, что это просто ещё один хороший рычаг самоконтроля, в чём, безусловно, не было бы ничего плохого. Быть может, даже наоборот. Но человеки, как известно, существа увлекающиеся, поэтому оборачивается для нас подобный гедонизм зачастую весьма плачевно.

В частности, люди регулярнейшим образом забывают о том, что их организм — невероятно умный и расчётливый механизм. Совершенно зря забывают. Ибо этот самый организм делает всё, для того, чтобы не просто обеспечить существование своего нерадивого владельца, а ещё и сделать его максимально комфортным. Естественно, к питанию, главному герою в битве за выживание, он будет относиться столь трепетно, насколько это вообще возможно. Он будет адаптироваться под него. Вот только люди склонны видеть только самый прямолинейный эффект, а когда результат не оправдывает ожиданий — им кажется, что это их организм действует нелогично. Примеры? Некий среднестатистический человек замечает, что слишком активно пользовался своим кушать-рычагом и набрал некоторый лишний вес, хотя добиться он пытался вовсе не этого. Что ж, наш прямолинейно мыслящий среднестатистический человек садится на диету, лишая себя внушительной доли той пищи, которую он потреблял, рассчитывая, что раз не будет притока энергии, то организм будет вынужден израсходовать запас из жировых отложений. Поначалу вес действительно падает, но уже вскоре организм понимает, что происходит. А происходит то, что вокруг царствует голод! Очевидно, что в таком случае несчастный сможет выжить только если максимально сократить расход энергии, что и происходит. Результат? Жировые отложения сохраняются, человек страдает от недостатка сил и, конечно же, «срывается». Появляется жуткое чувство вины за сей «срыв», ибо кажется, что желаемый результат не достигнут из-за недостатка силы воли. Когда мне говорят про то, что сели на диету, я едва сдерживаю желание толсто затроллить очередное наивное худеющее существо. Впрочем, я увлёкся примером.

Но помимо психологического момента с получением удовольствия от употребления пищи, есть ещё один, не менее важный, быть может, даже заметно более для нашего многострадального региона. Так уж сложилось, что на долю жителей Руси сравнительно часто приходился не самый приятный момент в бытовой истории — голод. Да и от холода расход калорий заметно выше. Кто знает, что было основной причиной, но результат мы видим своими глазами: сформировалась традиция много кушать. Хотя правильнее бы сказать — «часто кушать»: завтрак, обед, ужин, второй мини-ужин, ночные походы к холодильнику, всё это в обязательном порядке нужно сдобрить дневными перекусами всяко-разными печеньками к чаю, фаст-фудом и прочими, казалось бы, незначительными мелочами. Я иногда прихожу в былинный ужас, наблюдая, сколько некий человек, с которым мне по некоторым обстоятельствам пришлось проводить время, может съедать пищи за сутки. А когда я пытаюсь обратить его внимание на это, практически каждый отмахивается, мол, да подумаешь! Хотя почти никто не отрицает, что вполне мог бы обойтись без лишнего куска во рту, но, дескать, зачем? А именно затем, что этот кусок лишний, то есть, отказав себе в сомнительном удовольствии, этот человек ничего не потерял бы. Что заставляет есть ещё, когда в этом нет необходимости? Быть может, во время смутных времён типа военных действий или других ситуаций, когда неизвестно, сколько ещё придётся ждать следующей трапезы, такое поведение было бы логичным, но в мирное время же…

Ну и, конечно, никак нельзя упомянуть эту великолепную традицию абсолютно любое событие сопровождать коллективным массовым приёмом пищи. Даже поминки нельзя провести не нажравшись. Что уж говорить про мало-мальский праздник… Обязательно стол должен ломиться от количества еды, и чем больше праздник, тем больше и больше блюд. Не знаю, у кого как, а у моей бабушки после нового года можно минимум неделю вообще ничего не готовить и питаться только остатками этой трапезы. Словно еда на празднике — главная утеха. Просто какой-то культ еды, едва ли не начинают поклоняться оливье и картошечке… К чёрту интересные традиции, лишь бы набить желудок.

А ещё бывает такое, что отношения в семье становятся настолько холодны, что желающие их сохранить цепляются за такие бытовые ритуалы, как готовка. В этом деле женщинам-хозяйкам просто нет равных, поскольку есть один ритуал, в котором они могут стать настоящими жрецами культа — это приём пищи. В такой семье, где женщина чувствует, что ей и поговорить со своей семьёй-то не о чем (представьте себе ещё, что иногда разница в возрасте между детьми и родителями переваливает за 30-40 лет, какие будут общие интересы?), всё будет зациклено на питании. У меня есть знакомая девушка-подросток, которая растёт в такой семье. Воистину, подобной участи не пожелаешь никому: за день, проведённый дома, ей десятки раз предлагают скушать чего-нибудь, совместное времяпровождение заключается в том, что все совместно решают, что планируется готовить к следующему приёму пищи, более-менее дружеская атмосфера устанавливается, когда кто-то начинает хвалить, как же хорошо удалось то или иное блюдо… И так изо дня в день, счастливое детство. И, к сожалению, у многих складывается похожая ситуация, хотя и в менее терминальной стадии.

И самых разных примеров тотальной зацикленности на еде огромное множество. Иногда начинает тошнить от всего этого. Познакомиться с девушкой? Сводите её в ресторан пожрать. Собраться компанией с друзьями? Сходите в паб. Обсудить что-нибудь с товарищем? Обязательно в какой-нибудь кафешке. А уж поужинать сытным фаст-фудом… И дома та же история: кого-нибудь обязательно будет пробивать поесть, и нет ведь взять и поесть, просто кровь из носу нужно приобщить к процедуре максимум присутствующих. Кажется, забывают старика Сократа, что завещал есть, чтобы жить, а вовсе не противоположное.

Неравенство полов

Неравенство полов

Половое неравенство существовало ещё у самых истоков человечества. Изначально, в первобытном обществе, был матриархат — общественный строй, в котором лидирующую роль занимали женщины. Такая ситуация обусловлена следующим положением дел: женщина играет ведущую роль в процессе продолжения рода, но когда есть 50 женщин и один мужчина, то последний в силах оплодотворить всех 50 женщин, а вот когда есть одна женщина и 50 мужчин, то в результате будет оплодотворена всё равно только одна женщина — из этого следует, что недостаток количества мужчин совсем не критичен, а даже допустим. Поэтому мужчины ходили на охоту, добывали пищу, в то время как женщины сидели дома с детьми и ждали еду. Отголоски такого первобытного расклада и сегодня остались в представлениях о семье у очень многих людей. Но некоторые забывают, что биология и генетика в частности никоим образом не связаны с астрологией: предрасположенность к определённому виду деятельность отнюдь не значит, что такова судьба, и ничем другим человек заниматься в принципе даже неспособен. Да, мужчины более предрасположены к тяжёлому физическому труду, но это не значит, что при определённых усилиях женщины не способны приводить свои мышцы в состояние, которое бы обеспечивало возможность на равных тяжело работать вместе с мужчинами. Совсем другое дело — биологические различия репродуктивной составляющей: каким бы мужчина не становился женственным, у него никогда не возникнет способности рожать детей. То есть, у женщины в этом мире больший потенциал, шире естественные возможности. Такими мотивами обеспечивался первобытный матриархат.

Но 10 тысяч лет назад всё изменилось. В Месопотамии возникла и начала крайне стремительно распространяться новейшая технология — земледелие. Человек долгое время искал пути автономизации от Матушки-природы, которая, несмотря на предоставляемую возможность жить в мире, где всё можно найти и использовать для удовлетворения своих потребностей, иногда становилась достаточно суровой и «насылала» голод, от чего немало разумных двуногих погибало. С возникновением земледелия этот экологический закон был отменён, поскольку человек больше не искал себе пищу в диком лесу, а мирно выращивал её прямо у своего уютного домика. Через пару-тройку поколений, что не знали иной жизни, кроме как земледельческой, никто и представить уже не мог себе иную жизнь. Но земледелие представляло и продолжает представлять собой тяжкий труд (чего только вспахивание земли стоило!), тем самым всё более и более угнетая женщин, которые не только не были в силах эту работу делать, но в большинстве своём даже не знали технологии, из-за чего возможность самообеспечения пищей сходила к нулю. С течением времени ситуация только усугублялась, патриархат вытеснил матриархат, а к самой женщине стали относится не как к духовному лидеру, а просто как к инструменту для деторождения и удовлетворения полового инстинкта. Окончательное состояние дел было закреплено с возникновением монотеистических мировых религий. Несмотря на то, что во многих из них бог является существом духовным, всё равно подразумевается, что он мужского пола: Бог (Яхве, Иегова), Аллах, Рашну и Вишну… Та же ситуация с большей частью «святых»: Иисус, Моисей, Мухаммед, Будда и прочими. Авторы святых писаний считали абсолютно естественным вкладывать в свои тексты дух патриархального настроя, не предполагая, что ситуация может измениться, но тем самым они закрепили в умах широких масс положение о том, что привилегированное положение в обществе мужчина занимает с божественной подачи. Благодаря этому патриархат превратился из естественно сформированного для своего времени положения дел в твёрдое убеждение, что иного расклада и быть не может.

Феминизм был призван восстановить справедливость в связи со сменой ситуации, в которой патриархат перестал быть необходимостью. Средневековье закончилось, научно-технический прогресс уже достиг той стадии, на которой в физических возможностях во многих областях женщины не уступали мужчинам. Особое негодование активисток вызывали такие области как экономика и политика, в которую их практически не допускали, хотя не было ни одного резонного аргумента в пользу их неспособности делать те вещи, которыми в этих областях занимались мужчины. Первым действительно глобальным явлением стали пикеты суфражисток по всему миру. Женщины требовали себе возможность избирательного права актами неповиновения, местами даже вандализма и насилия, а всем этим явлениям противостояли лишь стереотипы. С начала XX века суфражистки наконец стали получать требуемые права, хотя в мире итоге этот процесс затянулся настолько, что даже некоторые прогрессивные страны закончили с ним лишь во второй половине столетия, не говоря уже про арабские страны, где до этого ещё предстоит дойти. Но это было лишь первой искрой в огромном пламени феминистической борьбы, которая разгорелась после. Примерно с 60-ых годов прошлого столетия начались борьба с дискриминацией в гражданских правах. Борьба была невероятно тяжкой, слишком много психологических «заморочек» было против, но сама идея была обречена на успех. Фактически, в большинстве стран были исполнены все требования. Современная женщина имеет те же возможности в глазах государства, что и мужчина. То есть, на уровне законодательства гендерные различия принимаются лишь на уровне биологии. Казалось бы, феминизм должен был исчерпать себя и признать сокрушительную победу.

Но нет, теперь возникла новая «волна». Теперь, будучи равными в гражданских правах, феминистки стали требовать ещё и психологического равенства. У человека адекватного в подобной ситуации возникает вполне закономерный вопрос: «Лолшто? О_о». Дело в том, что, даже имея одинаковые права, стереотипы искоренить не удаётся, поэтому пренебрежительное отношение к женскому полу оказывается слишком частым явлением. Именно с этим и призвано бороться новое поколение феминисток — с социальной дискриминацией. Печально то, что они упускают один важный момент: неравенство полов — это естественно. Это можно сравнить с ксенофобией в отношении негров, в основном в либеральных США: тот факт, что все граждане государства равны в правах, не отменяет биологических различий разных рас, поэтому проявления расовой нетерпимости вполне закономерны. С феминизмом ситуация стоит гораздо острее, потому что биологические различия слишком большие, чтобы хотя бы пытаться отождествлять женщин с мужчинами.

То, что происходит на деле, меня просто умиляет. Борьба за половое равенство ведётся против стереотипов, но основным оружием в данный момент выступают… другие стереотипы! Феминизм сегодня строится больше не на логических аргументах, а на эмоциях и стереотипах. «Мне не нравится, что парни меня смотрят, словно на шлюху, этим козлам только одно и надо», — услышал я однажды и рассмеялся девушке в лицо: да она ведь сама смотрит на этих «самцов» только через призму сексуальных отношений! Чёрт, да что такого негативного в естественном половом влечении? А эта сексуальная озабоченность легко «лечится» за сутки-другие интенсивной терапией в постели, до полного изнеможения, я гарантирую это. Ладно, дело бы заканчивалось этим, но иногда феминизм доводит ситуацию до абсурда, требуя абсолютное половое равенство. Борьба против собственной природы заранее обречена на провал. Никто ведь не хочет идти служить в армию вместе с мужчинами, нет! Никто из этих девушек не пойдёт с полцентнера на спине в пылающее здание тушить пожар, не полезет по доброй воле в шахты за углём. А куда же деваются все эти феминистки, когда вдруг начинается кровопролитная война?.. Куда же девается так ревностно требуемое равенство? Представьте себе и такую ситуацию: парень со своей девушкой прогуливаются по ночному городу, им дорогу перекрывают подозрительного вида личности мужского пола и достаточно откровенно намекают на желание половой близости с девушкой, парень при этом, зная о том, как его подруга ценит равенство, предоставляя ей возможность отстаивать свои права самостоятельно. Где заканчивается здравый смысл, где начинается дикость? Маразм ситуации состоит в том, что полового равенства можно достичь лишь одним путём — опустив с детства самоуважение мужчин. Такое слишком часто случается в семьях, где доминирует женщина. Затем же следуют терзания: «Где же настоящие мужчины, почему вокруг только сексуально озабоченные да безвольные тяпки?» Да вот эти тряпки и спермотоксикозники и должны были стать вашими настоящими мужчинами, они смотрят на ваши тела глазами, полными вожделения: «Вы делаете меня тем, кем я являюсь».

Общество потребления

Веками на нашей планете формировалось общество потребления. И процесс этот ещё не просто не завершён, он сейчас в расцвете. Началось всё из самого малого: люди, которые понимали вдруг, что ни разу не обязательно всё время работать на полях, дабы добывать себе еду, не обязательно иметь в семье кузнеца, чтобы иметь счастье пользоваться железными изделиями вместо деревянных, человек не обязан быть воином, чтобы защитить себя и своих близких во время войны… Будет вполне достаточным предложить что-нибудь достойное взамен, причём необязательно равноценное. И когда человек понимал этот простой закон будущего — он прекращал производить необходимый ему продукт в пользу другого, который ему и не нужен, но который можно успешно обменять на первый другим людям. Это был первый шаг человечества к достижению Счастья за счёт материальных нужд. Воистину, в этот чудесный переломный момент Общество перешагнуло на следующую ступень своего развития — выбору конкретных области труда по собственному желанию.

Сия система развивалась очень долго, и, как всегда случается в подобных ситуациях, осела в головах последующих поколений как норма жизни. Механизм улучшался и расширялся, пока не достиг сегодняшнего состояния, когда вместо производителя продукта мы становимся лишь мелким звеном в длинной цепи… Сегодня общество потребления сформировалось почти окончательно. Исключения составляют лишь страны «третьего мира», но и они участвуют, в качестве сырьевого придатка. Диспропорциональность стала очевидной: в то время, когда вы являетесь мелким звеном, сами же употребляете сотни разных продуктов питания, пользуетесь разнообразной техникой — сколько человеко единиц было задействовано для произведения каждого из этих благ?.. Также общество потребления неразрывно связано с таким жизненным укладом, как капитализм. Вместе они представляют собой ядерную смесь, которая неизбежно отравляет мозг каждого новоприбывшего в этот мир.

Продаётся и покупается сегодня практически всё. Но это ещё полбеды, ибо другая сторона проблемы гораздо внушительнее. Дело в том, что экономическая составляющая нашей жизни превосходит в процентном отношении все остальные. Проще говоря, приобретение вещей стало смыслом нашей жизни. Причём по такой «промывке мозга» меры проводятся весьма комплексные. Сложно сказать, что же в конечном итоге имеет на нас большее влияние. Наверняка можно сказать лишь то, что решающим фактором является реклама и другие формы маркетинга. Благодаря рекламе конечному потребителю вполне удачно можно продать то, что ему совершенно не нужно, а то, что нужно лишь в небольшой мере, продаётся в колоссальных объёмах. Дедушка Ленин однажды мудро сказал, что либо от перепроизводства рынок капиталистов загнётся, либо им удастся впаривать своим соотечественникам бесполезные вещи. Узнай он, насколько же был прав, наверняка бы в гробу переворачивался…

Для подобного фанатичного отношения к вещам приходится трудиться огромному количеству человеков. Что забавляет, большая часть из них и сама не понимает масштабы этого акта трагедии, в которой играет главную роль. Ещё со школьного возраста некто апеллирует к чувствам: «Вы не такой как все — демонстрируйте же это!» А голос стада в другое ухо не забывает нашёптывать: «Вы ведь не хуже остальных — не забудьте показать им это»… И «личинка человека» судорожно начинает метаться из огня да в полымя, что отвечало бы вышеуказанным требованиям. Требованиям, неизвестно кем продиктованными… А по сути, это выглядит не иначе, как попытка купить статус в виде материальных ценностей.

Главным, решающим фактором в такой ситуации является уровень духовного развития индивидуума. Ибо лишь тому, кто достаточно развит духовно, неведомо непреодолимое желание выразить себя материально — потому, что такому человеку не стыдно показать себя, не скрываясь за бронированным психологическим щитом своего имущества. Если у человека есть что-то за душой, он просто не будет пытаться компенсировать свою неполноценность вещами. Таким образом, чтобы общество потребления правильно функционировало, развивалось и торжествовало, население необходимо этого духовного развития лишить. Хотя мы пошли ещё дальше, нас не просто лишают духовных ценностей, нам их подменяют на пустышки. То есть, человек считает, что он духовно развит, в то время как за душой у него по прежнему пустота. Однако, наш мир демонстративно свободен он явного манипулирования сознанием — оно, конечно, имеется, но не напоказ. Конечно, ведь появись в Уголовном Кодексе статья, запрещающая читать некоторую литературу хоть под страхом смерти — возбудили бы желание восстания… Нет, вместо этого нас упорно топят в океане информации. Через некоторое время человек теряет желание анализировать всю получаемую информацию, а затем и вовсе начинает игнорировать всё, что не касается его самого напрямую. Куда девается детская любознательность, благодаря которой мы познавали мир?

Спросите у любого обычного школьника, имеет ли он желание учиться — и вы наверняка услышите отрицательный ответ. Есть даже вероятность, что отмени школу как обязательный момент, эта «личинка человека» с радостью бы на неё забила. В то время, как школа — его основной источник знаний. Да и школьная программа оставляет желать лучшего… Впрочем, тема образовательной системы — тема для отдельного поста. Суть в том, что в результате у маленького человека абсолютно сознательно отбивают желание духовно обогащаться.

Зато, к примеру, киноиндустрия беспрерывно «радует» нас премьерами… Я один обратил внимание, что в большей половине фильмов акцент поставлен на материальные ценности? Чуть менее печально обстоит дело с производимой в тех же краях анимацией и мультфильмами, хотя продукция, ориентированная на детей и должна разве что «подготавливать» их к грядущему «светлому» будущему. Хотя вот взять аниме, ориентированное уже на подростков или более старшую аудиторию — и здесь снова встречаются те же акценты, что и в «шедеврах» Голливуда. Художественная литература тоже не лишена этого недостатка… По сути, вся массовая литература подталкивает нас к одному и тому же. Проводится пропаганда образа жизни, в которой Нормальный человек может быть лишь двух типов: среднестатистический и успешный. Кстати говоря, вдруг вспомнился пост в блоге одного прекрасного товарища по имени Barif, где наглядно рассказывается разница между восприятием этих двух типов на Западе и в нашем постсоветском мире, где у богатых имеется чуть ли не презрение к менее обеспеченным гражданам, а также навязчивое желание демонстрировать свою состоятельность.

В целом же, пропагандируемый идеал таков: юность угробить на образование, расцвет сил вложить в работу, дабы подлинное Счастье променять на немощную старость в окружении множества бесполезных, но имитирующих источник счастья предметов. Разве это — ваш идеал?

Бесполезный труд

Я считаю, что в наше время работа является вещью практически бесполезной. Мощности человечества на данный момент позволяют выполнять грандиозные объёмы работ с минимальными трудозатратами. При желании добрую половину рабочих мест можно лишить труда человеческого, и заменить без особых потерь для результата машинами. Интеллектуальная работа зачастую легко автоматизируется, в результате чего человек нужен только для разработки таких машин и создания чего-нибудь нового. Псевдонейронные сети могут быть созданы и сегодня, остаётся лишь стандартизировать информацию в Сети, а структура языка (к примеру, «интернационального» английского) вполне позволяет проводить семантический анализ собираемой информации. Таким образом, можно заменить мастеров пера и инженеров, разнообразных лаборантов и дворников — всю их работу можно алгоритмизировать. Имея возможность собирать факты на безграничных просторах Сети, программы, претендующие на звание «искусственного интеллекта» (напомню, что подобное пока создать нельзя, но имитировать его пытаются сплошь и рядом), вполне могут строить предположения и тут же их проверять, достигая при этом даже научных открытий. Конечно, если будет создан полноценный ИИ, то, в принципе, необходимость человеческого труда вообще можно будет смело отменять… Но пока речь идёт о положении дел сегодня.

Итак, по большей части людей можно уже сейчас отстранять от труда. Но при этом освободится гигантское количество рабочих мест, а, значит, миллионам и даже миллиардам человеков может оказаться банально нечего делать. Не говоря уж о трудоголиках, которые будут страдать. В это сложно поверить, но когда людей насильно не заставляют что-либо делать, то они зачастую теряют какую бы то ни было цель в жизни. И начинают до безумия уныло «прожигать жизнь». Было время, когда мне воочию доводилось созерцать сотни таких людей, печально играющих в одну довольно простую, но затягивающую онлайн-игру. Честно говоря, меня жутко пугает, когда человек играет по несколько часов в день лишь потому, что ему необходимо «убить время». Как можно так сидеть, по крайней мере не делая чего-либо параллельно — я искренне не понимаю. А ведь эти люди — самый наглядный пример нераскрытого потенциала человеков. Остаётся лишь надеяться, что, прекратив производить своими силами, люди пустятся в чистое потребление, а не пойдут добывать зрелища в дополнение к хлебу.

Таким образом, с одной стороны, люди работают по большей части впустую, но что же будет, если освободить людей от такой работы? Мало того, что многие искренне ненавидят свою работу, что она не приносит Обществу той пользы, которую могла бы, реализуй потенциальные возможности автоматизированного труда, так ещё и «прожигает жизнь» тех, кто ей отдаётся. Однако, лишь благодаря подавлению свободы этого Общества (под лозунгами свободы и равенства, какая ирония), оно и функционирует настолько стабильно. Пока Система делает своё подлое дело, всё хорошо, но к чему приведёт шаг в сторону?

Вообще, вся хитрость в том, что человечество подобной возможности раньше никогда не получало. В то же время, природа Общества такова, что оно должно развиваться по протоптанным тропам. Мудрость коллективного разума или нет, а это логично, ибо покуда мы идём проверенным путём, Общество не свалится в пропасть. Путь Революции нам несвойственен. И тем не менее, всемирная индустриализация — наша путёвка в беззаботную жизнь, которую великие мира сего мудро разменяли на безумное перепроизводство…