Общество

Страница 2 из 212

Социальная зависимость

Социальная зависимость

В ходе рассуждений о человеческом обществе меня иногда прерывают: «…но ведь человек — существо социальное!» Да, социальное. Воодушевившись комментарием человека по нику Мамонт, я решил всё-таки поделиться мыслями на этот счёт. Меня необыкновенно радует, что эта тема беспокоит умы многих людей, к сожалению, очень немногие стремятся её обсудить с другими, а уж тем более — что-нибудь полезное из этого для себя извлечь. Я же для себя кое-что вынес, чем постараюсь поделиться, хотя не факт, что получится сделать это достаточно открыто, тема слишком уж специфическая. Изначально мои выводы строятся на следующем неоспоримом факте. По своей природе, как это формулируют многие, человек социальным существом не является, он становится таковым вследствие воспитания в человеческом социуме. А исключения из этого правила найти достаточно сложно, ибо ребёнок, как минимум, рождается у человека, обычно же, в итоге, ещё и живёт с ним(и) длительное время. Естественно, человек привязывается к тем существам, с которыми проводит всё время. И, понятное дело, испытывает дискомфорт, когда лишается объекта своей привязанности. Но ведь, если бы этот самый человек привязанности не имел, дискомфорта бы он не испытывал! Отсюда делаем вывод, что социальность — не врождённое явление, а лишь полученная в самом раннем детстве привычка. В некоторых случаях можно сказать, что привычка эта достаточно вредная. Но раз это привычка — значит, от неё можно избавиться, что и демонстрируют, подтверждая моё утверждение, разные аскеты и прочие отшельники.

Увы, привычка к человеческому обществу неизбежно развивается в привычку к цивилизации. В какой-то момент ребёнок переходит черту, после которой отказ от цивилизации для него становится невероятно болезненным и неприятным явлением. Более того, подобная смена условий может казаться абсолютно идиотской затеей. Можно сказать, человек становится социально зависимым. Ориентироваться удобно по вытравливанию в ребёнке такого дара природы как эгоцентризм. Почему я считаю его даром природы? Всё очень просто, если вы не можете принимать чужую точку зрения как свою — чужие проблемы автоматически становятся незначительными. И если новорождённому предстоит прожить жизнь, и без того полную своих собственных проблем, то чужие ему будут лишь лишним грузом к той ноше, которую каждый тянет за собой. Вам слишком хорошо живётся? Давайте ещё страдать и за других! А ведь животные не просто живут со своим эгоцентризмом, а ещё и делают это весьма успешно: они просто решают поступающие проблемы, не заботясь о том, что кому-то там может быть плохо (в том числе и от методов решения проблем). Но у нас, в человеческом обществе, эгоцентризм считается пороком, от которого необходимо избавляться. С одной стороны, это даёт нам возможность предугадывать действия других, представляя себя на их месте, «примеривая» на себя их характер и привычки — это действительно выгодно в повседневной жизни. Но с другой — появляется такая ужасная проблема, как гуманизм. Казалось бы, что плохого в уважении к чувствам других людей? Наоборот, это достойно восхищения! Но, постойте-ка, что же здесь хорошего? Гуманизм — по сути, лишь проявление жалости к тем, кто обладает определёнными недостатками, физическими или психологическими пороками. Жалость размягчает человека, сбивает его с пути противостояния своим недостаткам, позволяет расслабиться и просто смириться с ними. Зачем бороться, если можно терпеть, так, по-вашему? Жалость делает этих людей слабее, снисходительная помощь более сильных же нарушает естественный отбор, поэтому можно заявить следующее. Гуманизм — это дикость, это борьба против эволюции, это — борьба против себя как вида. Ницше считал, что нашим смыслом жизни должен стать «сверхчеловек» (к слову, согласно теории — обладающий радикальным эгоцентризмом). Но как мы можем идти к этому светлому образу, если пытаемся тянуть за собой миллионы полуразложившихся живых трупов?

С другой стороны, биологически мы «заточены» под коллективизм. Люди, по классификации — один из видов царства «животные». Как и представители других видов нашего царства, мы должны жить стаями, всячески поддерживая друг друга. Без чувства поддержки мы, можно сказать, чувствуем себя одинокими в толпе. Пример коммунистического Советского Союза нам прекрасно продемонстрировал достоинства и недостатки практического коллективизма. Радикальный коллективизм — это провал. Человеку необходимо пространство для манёвра, для того, чтобы расправить крылья. Как упоминал всё тот же товарищ Мамонт, эффект толпы «отключает» трезвую оценку ситуации, вплоть до невозможности индивидуального мышления, переводя человеков в режим «коллективного сознания». Впрочем, в СССР это было очень кстати: когда человек не находит уединения для глубокого анализа ситуации, в которой находится, то не может и осознать её, зато общественному мнению подчиняться успешно продолжает. Но провал это совсем не по этой причине, а по той, что каждый конкретный человек не воспринимает коллективную собственность как свою. Как результат — те ужасы, которым подвержены жители «коммуналок». Но радикальный коллективизм вовсе не был реалиями того времени… Иная сторона советского коллективизма — это заводы и фабрики. Здесь поддержка окружения и участие в коллективном труде становились позитивными явлениями, ибо они не только не мешали, а даже мотивировали к успехам, потому как все избегали возможности показаться хуже остальных… Но проблема «полуразложившихся живых трупов» никуда не девается, поскольку в этом случае сильным неизбежно приходится поддерживать слабых, что, опять-таки, нарушает естественный отбор. Можно сказать, первые смешиваются с последними, создавая замедленно эволюционирующую толпу, настолько медленно, что она попросту не успевала за развитием цивилизации. Но есть и иные примеры. Например, благодаря научно-исследовательским институтам в стране, где велась повальная пропаганда коллективизма, при сильно урезанном, по сравнению с западными коллегами, финансировании, стремительно развивалась космонавтика (да, мой любимый пример). Но самым большим негативным влиянием обладает чужое мнение, которое при коллективизме ставится выше собственного. Как результат — зависимость от него, предпочтение поведению, которое от человека ожидают тому, которое он хотел бы сам. Это печально.

В моих рассуждениях чётко проглядывается мысль о том, что жизнь человеков должна быть эффективной для государства. И это действительно так, потому что только в эффективном государстве будет комфортно жить. Дискутируя в парламенте, избранные представители народа часто забывают, для чего они должны работать. А ведь идея проста и гениальна: страна — это, прежде всего, население. А не природные ресурсы, инфраструктура и иные географические достопримечательности, как привыкли считать многие. Обеспеченный народ — богатая страна, именно по такому принципу строились США. Но есть и обратная сторона. За развивающимся капитализмом следует сверхкапитализм, гигантские интернациональные корпорации и концентрация власти в их руках. Вывод прост — необходимо искать золотую середину. Только уже поздно, а сильные мира сего — почти недосягаемы…

О времена, о нравы!

Большинство людей редко задумывается о значении тех слов, которые они употребляют. Я часто останавливаю человеков во время повествования и спрашиваю: «А что есть …?» Интересен тот факт, что если вокруг этого понятия и крутится текущее повествование, то уклончивый ответ на вопрос выдаёт полную импровизацию реплик, то есть именно то, что человек не копал глубоко в суть темы. Однажды этот вопрос был задан человеку, который яростно пытался отчитать меня за аморальность. Как оказалось позже, очень немногие вообще способны внятно ответить на вопрос «А что есть нравственность и мораль?» А среди тех, кто всё-таки силился на него ответить (а такие храбрецы были!), нередко бытовало мнение, что это — слова-синонимы. Так вот, дорогие мои человеки, которые считают так же — вы глубочайше ошибаетесь! У этих понятий общее лишь то, что они определяют поведение, в особенности, реакции на те или иные события. Мораль присуща исключительно обществу. Без общества, пусть даже изолированного, морали не будет, ибо самому человеку она не нужна. По сути, мораль определяет, что каждому конкретному элементу общества делать можно, а чего — нельзя. Нравственность же — фактор внутренний. Хотя для её развития, безусловно, тоже необходимо общество… Но она — естественна, ибо определяет, что делать хочется, а чего — нет.

Как нравственность, так и мораль целиком и полностью опираются на своё собственное восприятие себя и мира соответственно. Так образом, значение и влияние на жизнь этих понятий для каждого человека будет сугубо индивидуальным. Именно по этой причине я не считаю адекватным поведением критиковать человека за «безнравственность» и «аморальность»: таких слов в принципе существовать не должно, ибо если человек что-то делает, то он по умолчанию считает своё поведение нормальным, максимум — небольшим, допустимым отклонением от осознания своей нормальности (к другим у него могут быть совершенно другие, иногда безосновательно завышенные требования). Более того, каждый человек для себя делит всё, что видит и чувствует на два противоборствующих лагеря — на «добро и зло, хорошее и плохое», — как назвал это заголовком первого трактата своего сочинения «К генеалогии морали» Фридрих Ницше…

Отталкиваясь от своего понимания добра и зла, человек и строит свою собственную систему ценностей. Но для того, чтобы строить свою собственную систему ценностей, нам необходим некий фундамент, и фундамент этот у нас имеется от самого рождения, ибо заложен он в генах. К примеру, общие понятия об общении мы имеем изначально, стремимся к равенству (точнее, нам некомфортно чувствовать неполноценность, в обратном направлении это не работает)… Вероятно, этот фундамент был возведён самой природой в процессе эволюции. А дальше, по мере развития, человек просто накапливает и систематизирует свои знания, часть из них относит к «добру», остальные же — ко «злу». И вот здесь, когда решено, относить это к вещам добрым или злым, образ оценивается с точки зрения нравственности. Если он он таковым признаётся — считается приемлемым и человек начинает его использовать, но гораздо чаще происходит наоборот. Поначалу мы прилагаем много усилий для того, чтобы разграничивать и детально разбирать содержание каждого такого образа, но со временем приспосабливаемся, процесс становится практически автоматическим. Имеющаяся система и определяет наши желания. Природа предусмотрительно позаботилась о том, чтобы до момента формирования более-менее удовлетворительной нравственной базы «личинка человека» не имела достаточных физических возможностей для удовлетворения своих желаний. Таким образом, полноценно свои желания мы начинаем удовлетворять лишь ближе к тому моменту, когда они облачаются в одеяние нравственности. Но желания наши зачастую связаны с ближними нашими…

И тут к делу подключается мораль. Мораль — следующий уровень ограничения предела человеческих желаний. Она действительно нужна человечеству, ибо необходима для того, чтобы исполнение желаний одной конкретной особи не наносило, прямо или косвенно, вреда всем остальным. С такой точки зрения мораль является понятием универсальным, инструментом этого самого человечества в борьбе за моральные (или духовные) ценности, без которых невозможно функционирование Системы, то есть и цивилизации как таковой. Как я уже говорил в самом начале, мораль присуща исключительно обществу. Отсюда можно сделать следующий вывод: мораль является не универсальным, а, скорее, этническим инструментом Системы. Как я уже говорил, Система необходима для сохранения стабильности общества, поэтому мораль, как один из важнейших её инструментов служит непосредственно этой, главной (само)цели. Казалось бы, благая цель, но так всё гладко на деле: нередко человек страстно желает того, что непосредственного вреда окружающим не приносит, более того, отдельным личностям, предположительно участвующих в исполнении этого желания, приносит даже удовольствие, но, тем не менее, считается аморальным. Кстати, даже само слово «аморальность» пахнет чем-то жутким, отвратительным, неприятным… Но ведь восприятие этого всего другими конкретными человеками зависит не от морали, а от их нравственности, которая, в свою очередь, зависит от их личных понятий о добре и зле. Из этого парадокса можно сделать воистину смелый вывод. Мораль нужна лишь стаду, то есть, она нужна лишь когда эти самые человеки вдруг подчиняются врождённому стадному инстинкту, отказываясь анализировать происходящее на индивидуальном уровне, предпочитая ему коллективное (бес)сознательное.

Если же посмотреть на ситуацию с высоты исторического опыта, то мы увидим интересную картину. С одной стороны, мы регулярно встречаемся с тем, что отдельные человеки заявляют, мол, раньше и трава была зеленее, и солнце как-то ярче светило, и люди были добрее и красивее… А сейчас мир якобы «уже не тот, что раньше», якобы течение времени крушит всё прекрасное, что в нём было. Правда, так предпочитают говорить по вполне понятным причинам те, кто уже состарился. Дело в том, что последние были воспитаны в духе своего времени, а после некоторого возраста мировоззрение практически каменеет, без какой-либо надежды на возможность перемен извне. Кроме того, опыт попыток общения с людьми, так утверждающими, говорит, что «их время» тоже было далеко не самым лучшим, причём если им заявить: «Да что там ваше время, а вот столетие назад…!» — то эти самые люди жутко негодуют, тоже по вполне ясным причинам. А всё потому, что прошлое придумали мы сами, чтобы не признавать его призрачность на фоне реального сейчас. Но память обладает особой избирательностью, и «запоминает» она по большей части лишь хорошее, в то время как объективную реальность мы видим во всей «красе». Именно поэтому, когда говорят про то, как раньше было хорошо, забывают, что сравнивают на самом деле не прошлую жизнь с нынешней, а лишь хорошие воспоминания с нынешними реалиями, одновременно с хорошим и плохим — несколько неравноценно, не так ли? Только вот в попытке объяснить некорректность такого сравнения, я снова и снова натыкался на праведное негодование… Но давайте попробуем посмотреть на всё это объективно. Я уже говорил, что предполагаю возникновение нравственности как результат эволюции человеческого сознания. То есть, у первобытных людей это понятие было на грани зарождения и регулировалось по большей части свойственными им первобытными инстинктами, в то время как сейчас она на едва ли высшем уровне за всю историю человечества. Говорите, раньше было лучше, в голове такое всё равно не укладывается..? Сравните нравы современников со Средневековьем — всё встанет на свои места. :)

Казалось бы, если ситуация на фронте нравственности столь радужна, почему людей беспокоит эта проблема? Как я уже говорил, очень многие сильно заблуждаются, отождествляя нравственность и мораль, воображая это как единое целое, неразрывно связанное. Также я не просто так заявил, что мораль — именно второй уровень, а не нечто параллельное. Сам по себе человек является носителем культуры, нравственности и т.п., но в случае объединения человеков в обществе, им зачастую сильно не хватает ограничений для комфортного сосуществования — в этом и есть цель морали. Де-факто мораль — лишь «костыль» развивающейся нравственности человеков. И однажды наступит момент, когда уровень развития последней станет настолько высоким, что мораль нам попросту не понадобится. Я убеждён, что нравственность — обязательный элемент самосознания, которое невероятными темпами эволюционирует. Когда-то наступит момент, когда самосознание людей будет настолько высоким, что им больше не понадобятся ограничения морали, навязанные однажды увядающей ныне церковью. А сейчас… сейчас мы уже уверенно идём к этому. С пропагандой свободы вместо гордо реющего флага над головами и неофициальным, но от этого не менее признаваемым девизом прогрессивных держав: «Ваша жизнь принадлежит вам, распоряжайтесь ею сами, лишь не доставляйте неприятных хлопот окружающим». Сейчас мы продолжаем упираться в невидимую стену определений, ибо не понимаем, где же находится та самая тонкая грань между отсутствием вреда и его причинением. Возможно, всё дело в том, что религия и строилась на этих порочных основаниях, ибо витиеватыми путями так или иначе можно придти к тому, что мы причиняем, пусть даже не непосредственно, а косвенно, вред окружающим современной аморальностью? Но ведь с таким же успехом можно доказать, что любая приятная (пусть результатом, это тоже приятная) добродетель причиняет вред обществу! К примеру, щедрость богачей — добродетель? Несомненно! Но ведь щедрость богачей развращает, подпитывает лень бедняков… Вот именно такими окольными путями и доказывают нам осадком божественной пыли, бесстыдно брошенной в глаза, ценность морали. Я искренне надеюсь, что этот дурман однажды пройдёт, а вместо мерзкой морали у нас останется единая, подлинная, внутренняя нравственность.

Как умирают боги

Человек — существо смертное и, как говорил Воланд, иногда даже внезапно смертное. Предполагается, что каждый человек обладает своим собственным внутренним миром, иногда очень богатым, но всегда крайне характерным и в большинстве случаев стремящимся стать частью внешнего, реального мира. Смерть — это трагедия, ибо погибает не физическая оболочка, а настаёт конец целому миру, живущему в сознании человека. И те, кто был знаком с умершим, скорбят именно из-за того, что они больше никогда не смогут ощутить лучи света, некогда пробивавшиеся к ним изнутри. Люди вокруг умирают, а мы остаёмся. Хотел добавить, что за минуту жизни, потраченную на чтение моего дурацкого текста, в мире умирает около сотни человек — это действительно поражает воображение. Но перед этим решил убедиться, что моя память меня не подводит с числами, вбил в Google соответствующий запрос и наткнулся на грандиозный сайт: www.worldometers.info, здесь всё гораздо нагляднее. Но одно дело осознавать, что все вокруг умирают, а совсем другое — принять то, что ты тоже в итоге придёшь к этому. И хотя многие склонны считать, что смерть — это что-то далёкое, что если такое и случится с ним, то это будет ещё очень и очень нескоро, смерть гораздо ближе, чем кажется. А ведь это действительно неизбежный финал, и страх перед смертью заставляет нас искать надежду. Надежду, что на мир внутри нас не ждёт апокалипсис, что у этой истории будет продолжение. И человек находит свой шанс на вечную жизнь, на жизнь после смерти, — этот шанс даёт нам религия.

Сама по себе религия — вещь довольно странная. Очевидно, что все догмы церкви являются результатом полёта фантазии конкретных человеков, сообщены иным основоположникам той или иной веры, только последними были приняты уже за чистую монету (или крутую идею троллинга широких масс :)). В результате популяризации этих идей, они распространялись между наивных, ищущих надежд и жаждущих объяснений сегментов населения, вплоть до мировых масштабов. Но что же всё-таки заставляло самых первых звеньев цепи воображать о существовании высших сил? Доказывать, что они существуют уже не имеет никакого смысла до тех пор, пока есть вера. Ибо людям, в целом, наплевать на полное отсутствие фактов или явлений, по крайней мере, физических, которые бы доказывали их существование. Зато есть другая сторона вопроса — зачем нам нужны боги? Самым очевидным ответом для меня кажется «чтобы объяснить необъяснимое». Примеры здесь, возможно, излишни, достаточно вспомнить, чему поклонялись язычники. Тенденция же такова: когда у человека не выходит объяснить суть явления, когда он не может понять причинно-следственных связей, то он называет это волей богов. Хотя по умолчанию всегда будут существовать вещи, природу которых объяснить мы не в состоянии. Зато попробуйте-ка придумать себе собственного бога, отличного от «официальных», как считаете, легко ли его принимать за реального? Именно поэтому люди свято верят именно в то, что им навязчиво предлагается со стороны от якобы более смыслящими в этом деле людьми. На самом же деле от таких же фантазёров, только более предприимчивых…

Но что нам может дать вера в бога? Как ни странно, кроме негативного влияния вроде сильного упрощения возможности политической манипуляции человеком или не менее весёлой возможности разжигания розни на религиозных основаниях, есть и многие хорошие стороны. В первую очередь это, конечно же, наполнение жизни смыслом. На самом деле ведь нет никакого предназначения, каждый из нас живёт лишь чтобы впоследствии умереть. Но дайте человеку веру в то, что приложи он здесь, в реальности, достаточные усилия, и после смерти его ждёт вознаграждение — и у него появится подлинный смысл жизни. Я имею в виду, что религия даёт действительно интересное мировоззрение, которое наполняет жизнь особым предназначением. В любой религии бог есть абсолютная истина, поэтому ко всему прочему можно так же добавить основное жизненное стремление. Не стоит забывать и об объединениях верующих людей, к примеру, во время посещения церквей — это уже само по себе предполагает возможность знакомства с себе подобными. Кстати странно, человекам свойственно искать контакты лишь с теми людьми, которые в чём-то напоминают их самих, хотя было бы гораздо логичнее искать совершенно непохожих людей, с которыми действительно найдётся обрести какие-либо новые знания или интересные опыт… Не говоря уж о вопросах морали, которые являются одной из важнейших мишеней в человеке, принявшем ту или иную веру. В христианстве вообще имеются замечательные «10 заповедей», которые при поверхностном изучении вообще напоминают пособие по идеальное модели поведения, крайне лаконично изложенное.

Таким образом, можно прийти к выводу, что религия даёт достаточное количество бонусов для своих адептов. Другое дело, что убедить себя в том, иллюзорность чего очевидна, действительно сложно. Хотя вот в романе «1984» Джорджа Оруэлла, к примеру, имеется такое понятие как «двоемыслие». Применительно к вопросам религии оно может означать примерно следующее. «Двоемыслие» — это когда человек понимает, что богов в принципе существовать не может, ибо они при любом раскладе созданы человеком, но при этом искренне верит в продиктованные идеалы, потому что это даёт ему определённые бонусы. Почему-то вдруг вспомнился другой роман из школьной программы, совсем не уверен, что это именно передача сути, но тем не менее, в «Айвенго» Вальтера Скотта очень интересно изображено то, как настоятели святого аббатства абсолютно игнорировали монашеские обеты, устраивая весёлые пиры, охоту и прочий трэш, угар и содомию с коллегами…

В конечном итоге, бог живёт в одном лишь в сознании людей, которые в него верят. Когда умрёт последний верующий, умрёт и бог. Люди долгое время предполагали, где же находятся боги: живут ли они на небесах, или же на вершинах гор (греческие боги якобы жили на Олимпе), может быть, глубоко в грешной земле, или боги и есть силами природы, были предположения, что боги — это целые планеты (древнеримская религия), а, может, даже целые звёзды (египетский бог Ра считался солнцем)?! Но с каждым шагом наука отвоёвывала всё больше и больше некогда божественного пространства… И сегодня многострадальным богам ничего не осталось, кроме как забиваться в глубины человеческой души. Но когда-нибудь даже в неё проникнет наука — и тогда боги действительно умрут навсегда.

Счастье

В этом мире у каждого из нас не так уж много вещей, которые действительно стоит ценить. Большинство из того, что сейчас кажется для нас чем-то стоящим, на самом деле — пустышки. Ценность тех предметов, которые нас окружают, является иллюзорной. Всё то, что действительно стоит ценить, находится внутри нас. Нет, я не о торговле органами. :) Собственно, почему я считаю, что чувства гораздо важнее материальных ценностей. Всё очень просто: обладание этими самыми материальными ценностями — лишь ещё одно средство влиять на чувства владельца. Посему действительно единственное, что можно противопоставить внутреннему миру человека является не более, чем одним из его составляющих. Сами по себе предметы никакой ценности не представляют. И лишь живой человек в силах дать жизнь неодушевлённым предметам, тем самым делая их чем-то стоящим. Всё, чем мы владеем — это часть нас, без которой мы прожить сможем, но вот она без нас — никак.

Сегодня стало модным делать отсылки к античным идеалам. Ведь они всегда истинны, ибо построены на естественном. Так вот в античном мире считалось, что источником Счастья является удовольствие. В какой-то мере древние были правы: когда человек получает удовольствие, то ощущает себя счастливым. Если глубже копнуть в суть, то можно обнаружить, что человек зачастую получает удовольствие лишь от самого процесса жизни. А для этого необходимо всего лишь удовлетворять базовые потребности. Таким образом, подлинное Счастье достигается самым естественным путём, как это и задумывалось, и формировалось изначально от природы. Как это не прискорбно, в этом отношении мы практически не развивались. В конечном итоге, полное Счастье — это чистый воздух, вкусная еда, своевременный туалет, здоровый секс и сон, безопасная обитель, общение с миром и свобода действий. Как по мне, совсем небольшой список, но, тем не менее, удовлетворяя эти потребности, мы ощущаем себя счастливыми.

Но стоит лишь оглянуться вокруг — и любой адекватный человек придёт в уныние. Ибо для достижения столь простых целей нам необходимо проходить тернистый путь от невинного ребёнка до извращённого миром раба Системы. Я спрашивал многих людей, в чём они видят Счастье. Ответы были самыми разными, банальными и непредсказуемыми, но лишь единицы приходили к тому, что для этого ничего не надо, потому что у нас уже всё есть. Необходимо лишь научиться правильно распоряжаться тем, чем мы обладаем, а не требовать чего-либо от мира, отдавая ему взамен свою жизнь — самое ценное, что у нас есть.

Система

Система — это общество, это социум, это — человечество. В сущности, Система — это мы и все люди, которые нас окружают. Система — гигантский механизм, который соединяет всех нас потуже, дабы из миллиардов отдельных индивидуумов получить одно единственное священное сообщество. И сообщество наше гордо именуется «цивилизацией». Этот механизм организовывает нашу жизнь, делая её практически одинаковой для всех. Механизм, который не терпит неподчинения, уничтожая всех восстающих.

Я считаю, что Система возникла примерно тогда, когда возникли первые большие поселения. Изначально Система была лишь сетью культур и традиций. И, пока не охватила весь мир, прошла воистину громаднейший путь. Дабы стать тем, чем она нынче является, были произведены тысячи циклов смешения и объединения общин, чтобы в конечном итоге всё-таки достичь интернациональности. И где-то с XVI века Система стала всемирной в смысле целостности и более-менее полноценного внутреннего соответствия всех элементов в масштабах планеты.

Система контролирует все уровни жизнедеятельности человека. От полного политического доминирования до любых мелочей в бытовых отношениях. Рождаясь на свет в цивилизованном мире, человек автоматически становится элементом Системы: пока он обладает девственно чистым мозгом, формировать мировоззрение можно абсолютно любое. Этим и занимаются родители ребёнка, которых точно так же «обработали» в детстве. Сей процесс подавления становления какого-либо собственного мнения называют «воспитанием». А ребёнок неизбежно «воспитывается» в том же духе, в каком воспитывались родители этих родителей… Система не меняется. Люди всё так же развиваются в лучших традициях их далёких предков. И нас это сдерживает, с раннего детства нам прививаются порочные моральные принципы, задаются психологические границы, нас обрабатывают, подменяя подлинную духовность той, которая выгодна Обществу.

Поэтому человечество развивается слишком медленно. Мы стараемся идти проверенным путём, когда необходимо революционное шествие. Но это — естественное течение жизни, это и есть эволюция. Слабые элементы неизбежно пропадают, заменяясь другими, более качественными. В наше время общий уровень безопасности жизни настолько высок, что нависающей угрозы мы и не чувствуем. Посему показателем «качественности» элемента является так называемая нормальность. В принципе, у «нормальности» нет какой-либо меры. Есть только субъективное понятие, стереотипы, шаблоны — то есть, соответствие характера человека сформированным «нормам» наблюдателя. Что для одного — нормально, для иного покажется в высшей мере странным и даже диким. Но, поскольку нормы и понятия о морали во многом общеприняты и «вбиваются» в головы детей воистину массированно, то из тьмы вполне можно выделить так называемое общественное мнение. Вот от отношения большинства, которое формирует это самое общественное мнение, и зависит судьба человеков, которые его не разделяют.

Из вышеназванных фактов мы приходим к тому, что если человек руководствуется своими собственными идеями, но они вдруг не совпадают с идеями окружающих, то восприятие такого человека омрачается инстинктом непринятия чужака. Человека, имеющего относительно уникальную точку зрения, начинают тихо ненавидеть. При особой старательности даже открыто и громко. :)

Вот примерно так это выглядит на уровне личности. Но, как я уже сказал, Система работает на всех уровнях, выше личности идёт общество, которому принадлежит каждая из личностей, в нём состоящая. На уровне общества гораздо больше нюансов, но так как я стараюсь излагать мысли максимально коротко и, по возможности, доступно, поэтому буду рассматривать только суть вещей. Здесь, на уровне общества, эффект Системы следующий. Благодаря образовательным заведениям, СМИ и системе ценностей, которую нам предлагает капитализм, целиком и полностью контролируется образ жизни человеков. Считается, что основой и опорой Системы неизбежно является правительство, которое как бы и определяет то, чем является государство. В действительности же наибольшее влияние имеет экономика. Ибо великие мира сего — самые богатые люди, которые контролируют землю, промышленность да и вообще все ресурсы, которые использует простой человек. Плюс в список этот попасть крайне сложно, ибо для этого необходимо пускать в ход средства, которые, собственно, ещё только требуется заполучить. Замкнутый круг, в общем. Таким образом, чтобы иметь власть над населением, нужно изначально обладать достаточными материальными средствами и желанием. Средства пускаются в оборот и приносят новые средства, в то время, как к вам приходят те, у которых этих средств не имеется (которых 99% из общего числа). Раз вы обеспечиваете себя, а другие приходят к вам работать, чтобы получить свой маленький кусок пирога с большого пира, то вам и диктовать им условия. Печально, но этот маразм уже дошёл до того уровня, когда человек, раздающий своим рабочим ништячки за труд, может решать, каким вам созерцать окружающий мир, как относиться к своим товарищам, как должен выглядеть прогресс человечества и т.п. Ну а разнообразные промахи легко подтачиваются напильником в виде СМИ, которые принадлежат если не тем же самым людям, то тем, кто солидарен в подходе к человеческим стадам.

Высший же уровень — интернациональный, всемирный. Здесь много даже говорить не стоит, я думаю. Суть всё та же — капитализм. Только на интернациональном уровне стоит говорить уже о таком явлении, как конкуренция стран. Сегодня ведь экономика стран призвана работать на максимальный экспорт, чем больше и лучше товары может экспортировать страна, тем выше должен быть уровень жизни в ней. Это в теории, конечно… В этом отношении интересно взглянуть на то, как сильно прогибалась идеология Советского Союза в борьбе за достойный уровень на мировом рынке. Впрочем, СССР — это отдельная тема для отдельных постов. А страдают в итоге всё те же простые смертные человеки…

Хм, ближе к концу повествования я как-то стал всё меньше и меньше говорить о психологии, ибо именно на неё Система и давит на любом из уровней своего влияния. Впрочем, хотелось бы всё-таки сделать какой-то конкретный вывод. Собственно, мой вывод очень прост. Выхода нет. Нас заставляют идти против своей природы самые близкие нам люди, альтернативы нет, а мы все — рабы властелинов этого мира. Наша свобода — рабство, а смысл жизни заключается в подчинении Системе. И нет какого-либо смысла пытаться её свергнуть, ибо свержение старой Системы автоматически означает уход в рабство новой. Таков наш прекрасный мир.

Общество потребления

Веками на нашей планете формировалось общество потребления. И процесс этот ещё не просто не завершён, он сейчас в расцвете. Началось всё из самого малого: люди, которые понимали вдруг, что ни разу не обязательно всё время работать на полях, дабы добывать себе еду, не обязательно иметь в семье кузнеца, чтобы иметь счастье пользоваться железными изделиями вместо деревянных, человек не обязан быть воином, чтобы защитить себя и своих близких во время войны… Будет вполне достаточным предложить что-нибудь достойное взамен, причём необязательно равноценное. И когда человек понимал этот простой закон будущего — он прекращал производить необходимый ему продукт в пользу другого, который ему и не нужен, но который можно успешно обменять на первый другим людям. Это был первый шаг человечества к достижению Счастья за счёт материальных нужд. Воистину, в этот чудесный переломный момент Общество перешагнуло на следующую ступень своего развития — выбору конкретных области труда по собственному желанию.

Сия система развивалась очень долго, и, как всегда случается в подобных ситуациях, осела в головах последующих поколений как норма жизни. Механизм улучшался и расширялся, пока не достиг сегодняшнего состояния, когда вместо производителя продукта мы становимся лишь мелким звеном в длинной цепи… Сегодня общество потребления сформировалось почти окончательно. Исключения составляют лишь страны «третьего мира», но и они участвуют, в качестве сырьевого придатка. Диспропорциональность стала очевидной: в то время, когда вы являетесь мелким звеном, сами же употребляете сотни разных продуктов питания, пользуетесь разнообразной техникой — сколько человеко единиц было задействовано для произведения каждого из этих благ?.. Также общество потребления неразрывно связано с таким жизненным укладом, как капитализм. Вместе они представляют собой ядерную смесь, которая неизбежно отравляет мозг каждого новоприбывшего в этот мир.

Продаётся и покупается сегодня практически всё. Но это ещё полбеды, ибо другая сторона проблемы гораздо внушительнее. Дело в том, что экономическая составляющая нашей жизни превосходит в процентном отношении все остальные. Проще говоря, приобретение вещей стало смыслом нашей жизни. Причём по такой «промывке мозга» меры проводятся весьма комплексные. Сложно сказать, что же в конечном итоге имеет на нас большее влияние. Наверняка можно сказать лишь то, что решающим фактором является реклама и другие формы маркетинга. Благодаря рекламе конечному потребителю вполне удачно можно продать то, что ему совершенно не нужно, а то, что нужно лишь в небольшой мере, продаётся в колоссальных объёмах. Дедушка Ленин однажды мудро сказал, что либо от перепроизводства рынок капиталистов загнётся, либо им удастся впаривать своим соотечественникам бесполезные вещи. Узнай он, насколько же был прав, наверняка бы в гробу переворачивался…

Для подобного фанатичного отношения к вещам приходится трудиться огромному количеству человеков. Что забавляет, большая часть из них и сама не понимает масштабы этого акта трагедии, в которой играет главную роль. Ещё со школьного возраста некто апеллирует к чувствам: «Вы не такой как все — демонстрируйте же это!» А голос стада в другое ухо не забывает нашёптывать: «Вы ведь не хуже остальных — не забудьте показать им это»… И «личинка человека» судорожно начинает метаться из огня да в полымя, что отвечало бы вышеуказанным требованиям. Требованиям, неизвестно кем продиктованными… А по сути, это выглядит не иначе, как попытка купить статус в виде материальных ценностей.

Главным, решающим фактором в такой ситуации является уровень духовного развития индивидуума. Ибо лишь тому, кто достаточно развит духовно, неведомо непреодолимое желание выразить себя материально — потому, что такому человеку не стыдно показать себя, не скрываясь за бронированным психологическим щитом своего имущества. Если у человека есть что-то за душой, он просто не будет пытаться компенсировать свою неполноценность вещами. Таким образом, чтобы общество потребления правильно функционировало, развивалось и торжествовало, население необходимо этого духовного развития лишить. Хотя мы пошли ещё дальше, нас не просто лишают духовных ценностей, нам их подменяют на пустышки. То есть, человек считает, что он духовно развит, в то время как за душой у него по прежнему пустота. Однако, наш мир демонстративно свободен он явного манипулирования сознанием — оно, конечно, имеется, но не напоказ. Конечно, ведь появись в Уголовном Кодексе статья, запрещающая читать некоторую литературу хоть под страхом смерти — возбудили бы желание восстания… Нет, вместо этого нас упорно топят в океане информации. Через некоторое время человек теряет желание анализировать всю получаемую информацию, а затем и вовсе начинает игнорировать всё, что не касается его самого напрямую. Куда девается детская любознательность, благодаря которой мы познавали мир?

Спросите у любого обычного школьника, имеет ли он желание учиться — и вы наверняка услышите отрицательный ответ. Есть даже вероятность, что отмени школу как обязательный момент, эта «личинка человека» с радостью бы на неё забила. В то время, как школа — его основной источник знаний. Да и школьная программа оставляет желать лучшего… Впрочем, тема образовательной системы — тема для отдельного поста. Суть в том, что в результате у маленького человека абсолютно сознательно отбивают желание духовно обогащаться.

Зато, к примеру, киноиндустрия беспрерывно «радует» нас премьерами… Я один обратил внимание, что в большей половине фильмов акцент поставлен на материальные ценности? Чуть менее печально обстоит дело с производимой в тех же краях анимацией и мультфильмами, хотя продукция, ориентированная на детей и должна разве что «подготавливать» их к грядущему «светлому» будущему. Хотя вот взять аниме, ориентированное уже на подростков или более старшую аудиторию — и здесь снова встречаются те же акценты, что и в «шедеврах» Голливуда. Художественная литература тоже не лишена этого недостатка… По сути, вся массовая литература подталкивает нас к одному и тому же. Проводится пропаганда образа жизни, в которой Нормальный человек может быть лишь двух типов: среднестатистический и успешный. Кстати говоря, вдруг вспомнился пост в блоге одного прекрасного товарища по имени Barif, где наглядно рассказывается разница между восприятием этих двух типов на Западе и в нашем постсоветском мире, где у богатых имеется чуть ли не презрение к менее обеспеченным гражданам, а также навязчивое желание демонстрировать свою состоятельность.

В целом же, пропагандируемый идеал таков: юность угробить на образование, расцвет сил вложить в работу, дабы подлинное Счастье променять на немощную старость в окружении множества бесполезных, но имитирующих источник счастья предметов. Разве это — ваш идеал?

Капитализм как миросозерцание

Общество — понятие довольно гибкое. Настолько гибкое, что легко адаптируется под самые невероятные условия жизни. За века наш мир безостановочно менялся. Года голода могли сменяться годами войны, но течение жизни особо не менялось: в большинстве своём люди продолжали работать на земле. Из-за тяжёлых условий жизни численность человеков росла довольно медленно и неспешно. Но каких-то 200 лет назад рост населения планеты стал заметным образом расти. С ростом населения я связываю увеличение (постепенное, конечно) безопасности жизни и явное улучшение условий. Однако, в то же время старых механизмов организации стало не хватать, а, значит, потребность в новых существенно возросла…

Как известно, спрос рождает предложение. Возникли множественные новые, стали популярными некоторые существующие теории. В частности, теории нового экономического и политического строя, которые имели достаточно преимуществ перед доминирующими тогда в мире. А если новое превосходит старое — происходят либо реформы, либо революции… Естественный отбор же прошли немногие из теорий. До стадии реализации дошли вообще единицы. Как оказалось, на практике всё выходило совсем иначе, чем рассчитывалось, несмотря на тот факт, что учитывались всевозможные нюансы, делались поправки на менталитет населения… Но, в итоге, во всемирных масштабах лучше всего себя показал капитализм.

Основная идея капитализма как экономической системы такова: чем больше человек работает во благо Общества, тем больше плюшек он обязан за это получать. На практике же работа человека умножается на коэффициент престижности его места работы. Таким образом, вместо выполнения основной идеи, люди совершенно разные усилия затрачивают для достижения одинаковой выгоды. С другой стороны, Система сохраняет стабильность ровно до тех пор, пока кастовое деление сохраняет соотношение между группами. Вот и получается, что одни могут мирно работать в офисе на внутренними проблемами компании, не принося совершенно никакой пользы Обществу, но пользоваться несравнимо более высоким уровнем уважения, чем обслуживающий персонал городской канализации, от работы которого зависит уровень жизни жителей этого самого города, что явно нагляднее демонстрирует пользу от работы представителей обеих профессий.

Капитализм строится на человеческих слабостях. Всё, что может быть использовано во благо этого строя — используется. Основой является человеческая алчность и жажда власти. Культивируется зависть и злость. Начисто отметается то, что человек может быть счастлив, имея лишь то, что ему необходимо. Печальным является тот факт, что из-за этого у нас ключевым образом меняется мировоззрение. Кто сейчас оценил бы то, что нельзя даже увидеть? Достаточно оглянуться вокруг, чтобы увидеть, насколько человек привязан к материальным ценностям. Человек научился оценивать капиталом абсолютно всё, что может быть передано в собственность. Конечно, такое отношение формировалось веками. Вас и пять веков назад могли убить за то, что у вас лежит полезного в мешочке. Но происходящее сегодня нашим предкам и не снилось, ибо теперь в цене всё, что нас окружает. Совершенно необязательно, чтобы это было нужным человеку, достаточно будет, если это можно подписать «принадлежит Господину Х».

Если уничтожение леса приносит достаточную выгоду, то его непременно уничтожают, вместе с экосистемой, не смотря на то, что для его восстановления необходимо потратить невообразимое количество усилий, десятки, а то и сотни лет. Ради сиюминутной выгоды! Вообще за примерами такого отношения далеко ходить не приходится. К примеру, я очень люблю упоминать о своём негативном отношении к автомобилям и концертам, которые занимаются их производством. Дело в том, что для того, чтобы груда металла превратилась в средство передвижения, нужен бензин, а он, в свою очередь, делается из нефти, которая с каждым днём потребляется всё быстрее, но которой на планете с каждым днём всё меньше, и которая лет через 15-20 (судя по опубликованным в Сети данным) на этой самой планете закончится. Таким образом, следующему поколению останется много-много металла и практически совсем не останется маслянистой жидкости, которую использовали ещё в древнем Вавилоне. А всё потому, что сегодня на переработанная нефть составляет более половины всех энергетических ресурсов планеты и дорого стоит — соблюдаются главные требования потребительского подхода…

Бесполезный труд

Я считаю, что в наше время работа является вещью практически бесполезной. Мощности человечества на данный момент позволяют выполнять грандиозные объёмы работ с минимальными трудозатратами. При желании добрую половину рабочих мест можно лишить труда человеческого, и заменить без особых потерь для результата машинами. Интеллектуальная работа зачастую легко автоматизируется, в результате чего человек нужен только для разработки таких машин и создания чего-нибудь нового. Псевдонейронные сети могут быть созданы и сегодня, остаётся лишь стандартизировать информацию в Сети, а структура языка (к примеру, «интернационального» английского) вполне позволяет проводить семантический анализ собираемой информации. Таким образом, можно заменить мастеров пера и инженеров, разнообразных лаборантов и дворников — всю их работу можно алгоритмизировать. Имея возможность собирать факты на безграничных просторах Сети, программы, претендующие на звание «искусственного интеллекта» (напомню, что подобное пока создать нельзя, но имитировать его пытаются сплошь и рядом), вполне могут строить предположения и тут же их проверять, достигая при этом даже научных открытий. Конечно, если будет создан полноценный ИИ, то, в принципе, необходимость человеческого труда вообще можно будет смело отменять… Но пока речь идёт о положении дел сегодня.

Итак, по большей части людей можно уже сейчас отстранять от труда. Но при этом освободится гигантское количество рабочих мест, а, значит, миллионам и даже миллиардам человеков может оказаться банально нечего делать. Не говоря уж о трудоголиках, которые будут страдать. В это сложно поверить, но когда людей насильно не заставляют что-либо делать, то они зачастую теряют какую бы то ни было цель в жизни. И начинают до безумия уныло «прожигать жизнь». Было время, когда мне воочию доводилось созерцать сотни таких людей, печально играющих в одну довольно простую, но затягивающую онлайн-игру. Честно говоря, меня жутко пугает, когда человек играет по несколько часов в день лишь потому, что ему необходимо «убить время». Как можно так сидеть, по крайней мере не делая чего-либо параллельно — я искренне не понимаю. А ведь эти люди — самый наглядный пример нераскрытого потенциала человеков. Остаётся лишь надеяться, что, прекратив производить своими силами, люди пустятся в чистое потребление, а не пойдут добывать зрелища в дополнение к хлебу.

Таким образом, с одной стороны, люди работают по большей части впустую, но что же будет, если освободить людей от такой работы? Мало того, что многие искренне ненавидят свою работу, что она не приносит Обществу той пользы, которую могла бы, реализуй потенциальные возможности автоматизированного труда, так ещё и «прожигает жизнь» тех, кто ей отдаётся. Однако, лишь благодаря подавлению свободы этого Общества (под лозунгами свободы и равенства, какая ирония), оно и функционирует настолько стабильно. Пока Система делает своё подлое дело, всё хорошо, но к чему приведёт шаг в сторону?

Вообще, вся хитрость в том, что человечество подобной возможности раньше никогда не получало. В то же время, природа Общества такова, что оно должно развиваться по протоптанным тропам. Мудрость коллективного разума или нет, а это логично, ибо покуда мы идём проверенным путём, Общество не свалится в пропасть. Путь Революции нам несвойственен. И тем не менее, всемирная индустриализация — наша путёвка в беззаботную жизнь, которую великие мира сего мудро разменяли на безумное перепроизводство…

Страница 2 из 212