Самокопание

Трава была зеленее

Трава была зеленее

Прошлое всегда будет лучше настоящего. Человеческая память оборудована очень хитрым механизмом забывания, благодаря которому остаются актуальными только приятные воспоминания. Неприятные же либо совершенно забываются, либо воспринимаются как интересные приключения прошлого. Даже ужасы, которые человек переживает на войне, впоследствии будут вспоминаться лишь как большое и опасное, но всё же захватывающее приключение (если верить словам персонажа книги «Чёрный обелиск» Эриха Ремарка). Трудности ведь уже позади. Таким образом, даже в отвратительных воспоминаниях нам удаётся находить множество приятных и полезных вещей. Память не сохраняет того множества мелких недостатков, которые человек видит сейчас. К сожалению, сравнение — это привычный нам способ оценки. Что бы не происходило, чем бы мы не занимались, с какими людьми бы мы не встречались, невольно сравниваем всё это с тем, что было в нашем прошлом. Как результат, обратной стороной жизненного опыта оказывается ощущение постоянного «даунгрэйда» реальности. То есть, чем дальше, тем хуже.

Образно говоря, чем больше у человека будет багаж жизненного опыта, тем он тяжелее. Говорят, старость наступает тогда, когда периодически начинают проскакивать мысли и фразы типа «Раньше трава была зеленее». И этот человек будет прав. В детстве краски действительно кажутся сочнее, насыщеннее, мир вокруг впечатляет своей яркостью и просторами, окружающие кажутся более приветливыми, в голове витают мечты, и они действительно исполнимы, ведь время тянется так медленно, а сколько ещё до старости-то… Физические нагрузки встречались с радостью и удовольствием, любая погода ощущалась приятнее, даже ширпотребная музыка казалась божественной, а пластиковая еда — вкусной (именно потому многим неиллюзорно доставляет вкушать химикалии «из детства», что в голове ассоциации с «тем самым» вкусом). Радость первооткрывателя зажигает любого из нас, но даже самый яркий огонь однажды оставляет за собой лишь едва тлеющие угольки.

А теперь суммируем предыдущие два абзаца: из прошлого в памяти сохраняется только приятное, которые даже в оригинале было гораздо ярче. И эти рафинированные сладостные воспоминания сравниваются с «мрачной» реальностью. И вроде та же природа, те же удивительные пейзажи, еда всё так же вкусна, праздники такие же весёлые, фильмы такие же интересные, игры такие же увлекательные, музыка такая же замечательная… Объективно, даже лучше. Но всё-таки это не то. Уже не то. Краски выцветают, «голый» интерес больше не вдохновляет тратить уйму времени, переживания словно притупляются, нет больше трепета, действительно удивить становится практически невозможно, мелкие проблемы больше не пугают своей «значительностью»… Всё это неизбежно будет подавлять вас, признаёте вы это за проблему или предпочитаете думать об этом как о нормальном развитии событий. Неужели раньше и правда было лучше? Или, может, это вы со своим сравнением приходите к неверному выводу?

Когда мы были детьми, мы принимали реальность такой, какой она была. Нам было не с чем её сравнивать, но нас это не печалило, потому что мы были слишком увлечены открытием нового великолепного мира, в котором была уйма интереснейших вещей. Значительно более интересных, чем какие-то сравнения. Это был смысл, в отсутствие которого человек увлекается самокопанием и анализом своего прошлого. Когда вы выросли? Возможно, именно в этот момент совершается самый великий самообман, который только будет в вашей жизни — в этот момент, когда мир перестаёт удивлять. Я искренне завидую тем, кто в старости с той же увлечённостью занимается своим делом. Большинство из нас уже в юности на многие рутинные дела смотрят как на мимолётную необходимость: «подумаешь, что это никому нафиг не нужно, надо сделать и забыть». Мы возносим себя выше бытовых нужд. Пока мы так считаем, делаем и забываем, проходит время. А это время и должно было бы быть вашей жизнью.

Восприятие музыки

Восприятие музыки

Практически каждый человек, живущий в этом чудном мирке, знает, что такое музыка. Даже те, кому не доводилось испытать на своей собственной шкуре такое явление, как цивилизация, слышит пение птиц и прочие завораживающие акустические элементы окружающей природы. Прочие же человеки, коих подавляющее большинство, сталкиваются с музыкой не то, что регулярно — практически живут с ней. Она звучит для нас в самых разных условиях и в разные периоды жизни, от раннего детства до (и после?) самой смерти. Даже против своей воли, мы слышим её. В качестве саундтреков фильмов, в рекламе на улице и внутри зданий, в Сети или по зомбоящику, в виде звукового сопровождения к разного рода презентациям, событиям, мероприятиям, соревнованиям, представлениям, ну и, конечно же, заполняющей своим звучанием пустоту пространства, будь то заведения вроде кафе, баров, пабов да фаст-фудов, разнообразных мест отдыха — парков, посещаемых площадей, развлекательно-торговых центров или в транспорте… Мне кажется, этот список можно продолжать ещё очень долго. Но для нас важнее другой аспект: с самого раннего возраста ребёнок сталкивается если не со всеми, то многими из вышеназванных пунктов, где, естественно, и слышит эту самую музыку. А музыка там звучит самая разная: там и классика, и поп-музыка, и электроника, и рок, и даже иногда можно найти что-то потяжелее… Как известно, массовые явления формируют стереотипы, причём человекам совершенно не обязательно объять всю массовость явления для этого, достаточно лишь парочки примеров — важно осознавать лишь принадлежность примеров к массе. Личинке человека достаточно увидеть достаточно акты заключения брака или похороны, сопровождаемые маршем Мендельсона и под «Requiem» Моцарта соответственно, дабы повесить на классику ярлык «серьёзной музыки». Ей достаточно увидеть однажды танцы под музыку из синтезатора, чтобы электронной музыкой далее именовать всякого рода диджейские поделки для ночных клубов и подобных тусовок, отвергая потом darkwave и ему подобные жанры с той же аргументацией. Ей достаточно увидеть обложки Cannibal Corpse и услышать парочку произведений жанра brutal death-metal, дабы ассоциировать абсолютно весь металл с жестокостью и насилием. Сколько раз мне приходилось слышать, как металл описывали как невнятное грозное рычание под безумный, чуть ли не хаотичный ливень звуков от ударных инструментов, дополненный столь же неадекватной игрой на электрогитаре… Казалось бы, подобные заявления должны повергать чуть ли не в истерический смех, но когда понимаешь, что человек действительно так думает о хорошей музыке, становится грустно.

Основная проблема заключается в том, что примеры, которые я называл выше, принадлежат далеко не только личинкам человека, но и вполне зрелым особям. И если первым подобное простительно, ибо они только в процессе осознания окружающего их мира, то вторые — всего лишь результат их собственной ограниченности, в мире музыки в частности, но и общего развития в целом. Как я уже сказал, музыка занимает в современном мире далеко не последнее место, посему отказ от даже поверхностного изучения темы грозит потерей заметной части регулярно требующихся знаний. Для удобства своего ориентирования среди человеков, хоть сколько-нибудь увлекающихся музыкой (а таких, как показывает практика, 99% знакомых мне особей) я решил делить по уровню развития музыкальных вкусов и знаний. И низшим уровнем является стереотипное восприятие музыки, охарактеризованное вышеприведёнными примерами.

Люди, которые воспринимают музыку согласно имеющимся стереотипам о ней, обычно предпочитают популярную музыку — так называемую в народе «попсу». Здесь необходимо остановится и уточнить, что «попса» и «поп-музыка» — это не одно и то же, несмотря на то, что мною было обнаружено в Сети целых два невежды-составителя словарей, кои заявляют, что это лишь пренебрежительное сленговое сокращение. Это не так. Поп-музыка — это отдельный термин в музыкальной теории, которым клеймят лёгкую музыку, с акцентом на вокал. Фактически, поп-музыка — это потенциально популярная, но не обязательно таковая. И если можно чётко проследить, что поп-музыка происходит от смешения народной музыки (которая является практически полностью вокальной), рок-н-ролла и джаза, под влиянием акаппельного (чистого хорового) пения, то бишь, поп-музыкой называется преуменьшение значения самой музыки. «Попса» — слово сленговое, в силу этого чёткого определения не имеющее, но обычно отождествляемое с популярной музыкой, а популярность является величиной непостоянной, даже слишком непостоянной. Попсой в целом называют разные жанры музыки (а не только поп-музыку), и основной характеристикой является именно желание «зацепить» потенциального слушателя. Для этого неадекватно активно используются так называемые «хуки» — места в песни, выделяющиеся и ярко запоминающиеся. И если в другой музыке для создания хуков гораздо чаще применяются инструменты, то попса отличается именно категорическим применением вокальных хуков, благодаря чему и без того легко запоминающийся текст врезается в память даже против желания слушателя. Если человек этому влиянию поддаётся, отказывая себе в удовольствии слушать что-либо иное, то он теряет самое вкусное — непосредственно саму музыку. Дело в том, что единственным своим достоинством попса обязана жертвой всеми остальными, в частности, ей приходится отказаться от инструментальной части, которую заменяют либо чем-то совершенно невзрачным, либо, что, по-моему, ещё хуже, заменяют её зацикленным ритмом, который может повторяться сотни раз вообще в течении всей песни.

Следующим уровнем музыкальной эволюции человека обычно ознаменовывается обнаружение того факта, что то, что он слушает — не музыка вовсе, а всего лишь песни под какое-то странное пиликанье или постукивание. Хуже для такого человека может быть лишь ситуация, когда он обнаруживает, что то, что он называл любимой музыкой — это не только не музыка, но даже и не песни, а лишь зачитывание по памяти стишков. Да, я говорю о популярном ныне рэпе. Рэп — это речитатив, который стали называть музыкой из-за фоновых тяжёлых битов (якобы создающих ритм, которого как не было, так и нет у 90% слышанного мною). Рэп появился в среде североамериканских негров в качестве своего собственного музыкального стиля, однако, на музыкальные инструменты денег у них особо не было, посему имеем то, что имеем — псевдомузыкальное дегенеративное искусство.

Понимает всё это человек лишь после того, как медленно или стремительно переключает своё внимание на другую музыку — ту, в которой акцент более или менее, но перемещается в сторону музыкальных инструментов, «правильную» музыку. Что интересно, большинству опрошенных в последствии становится стыдно за то, чем они ранее восторгались. Впрочем, это заслуживает некоторых похвал: не каждый умеет признавать свои ошибки, особенно публично. Новый уровень характеризуется индивидуализацией вкусов.

На этом уровне человек может конкретно сказать, нравится ли ему звучание той или иной композиции, вне зависимости от того, как к этому относятся другие. Считается, что по мере прослушивания разнообразной музыки формируется музыкальный вкус. Чтобы сказать, нравится ли человеку эта песня или нет, сначала ему необходимо прослушать множество песен, которые ему нравится и не меньше таковых, что ему не нравятся. По моему скромному мнению, последнее гораздо важнее для формирования этого самого вкуса. Только слыша то, что не нравится, возникает контраст с тем, что нравится — так появляется музыкальный опыт. Именно наличие богатого музыкального опыта и является основным процессом развития. Только прослушав множество разных композиций разных жанров, можно выделить те, которые вам более по душе. С ростом музыкального опыта и связано развитие человека в этой области в целом. В процессе сего развития у человеков увеличивается и разрастается (до неведомых ранее пределов) личная аудиотека, и чем дальше — тем труднее и нетривиальнее становится процесс поиска других человеков с такими же вкусами. А однажды, спустя энное количество времени, задача оказывается настолько сложной, что оказывается просто несопоставимой с результатами — восприятие музыки становится индивидуальным.

Но время не останавливает свой ход, и обычно человек продолжает искать новую пищу для ушей (активно или пассивно, редкие уникумы могут бесконечно слушать одно и то же). В процессе этих поисков однажды наш человек натыкается на определённую группу. Эта группа ему нравится, он начинает слушать её… и вдруг понимает, что эту группу он уже слышал раньше. Слышал, но не оценил, а вот сейчас, именно сейчас… Теперь эта же группа его зацепила, и теперь он её действительно оценил. И тут наш человек понимает, что он не знает, каковы его вкусы, несмотря на то, что ему всегда казалось, что он может послушать композицию и сразу сказать, нравится она ему или нет. Бывает, кажется, что у определённой группы есть всего несколько достойных композиций, а всё прочее — шлак, но вдруг, по прошествии некоторого времени, можно снова услышать одну из помеченных «чёрной меткой» композиций, и, оказывается, что она вовсе не «шлак», как это показалось на первый взгляд. У меня имеется несколько друзей, которые занимаются таким злобным делом, как отсев творчества по принципу «понравилось — не понравилось». Наверное, все слышали такое выражение, как выбор «по настроению» — крайне странный параметр, тем не менее, один из главных факторов, от которых зависит решение: из-за этого фактора в пучину забвения улетает огромнейшее количество композиций, которые были отвергнуты сегодня, но которые были бы приняты в распростёртые ушные объятия завтра. Увы, гипотетическое завтра никогда не наступит, поскольку сегодня эти композиции всё-таки оказались отвергнуты из-за несоответствующего настроения — странно, не так ли?

Высшим же уровнем является оценка музыки по качеству. Ведь как мы избираем музыку, которую собираемся слушать? Мы слушаем несколько композиций группы/исполнителя/композитора, чтобы понять, что оно из себя представляет. Но когда мы их слушаем, у нас есть определённый настрой. Самым важным параметром в оценке всегда является предубеждение. Предубеждение — параметр, который сформирован заранее, на основании стереотипов, дополняется атрибутикой исполнителя и создаёт фундамент для впечатления. Наиболее выражено оно у стереотипно избирающих музыку, но не ослабевает и у индивидуализировавших свои вкусы — эти вовсе делят всю музыку на хорошую (которую слушают они), плохую и «для быдла»… Соответственно, если предубеждение действует против того, что они собираются оценить, шансы у последнего остаются только в том случае, если произведение поистине гениальное. Другим фактором является привычка к звучанию. Наверное, привычка — самый сложный параметр, ибо у каждого она сугубо индивидуальна. Заключается в том, что человек может быть не готов к новому звучанию или вокалу, ибо не встречал раньше подобного, либо встречал, но «не одобрил». Фактор непредсказуемый, некоторым один музыкальный опыт помогает «принимать» новое, другим — мешает. Крайне жёстко влияет только тогда, когда музыкальный опыт ещё недостаточно богат, да и ослабевает влияние достаточно медленно. И последним параметром является вышеупомянутое настроение. Настроение является весьма многогранным и неоднозначным фактором, однако, эффект от него известен — при одном настроении может отметаться даже то, что в другой раз, при другом настроении, показалось бы восхитительным. Так влияет настрой.

Высшим же уровнем есть умение переступить через эти, безусловно, ограничивающие факторы, чтобы достичь свободного восприятия музыки. Свободное восприятие является самым эффективным методом оценки, поскольку будет максимально объективным. Очевидно, что отказ от предубеждения, привычек и влияния настроения — это идеализация. И хотя абсолютно полное достижение этого невозможно, стремиться к идеалу никто не запретит. Посему, ради новых горизонтов, ради ожидающих вас удовольствий от прослушивания — прекратите отказываться от звучания прекрасных групп только потому, что ещё не привыкли к ним или потому, что сегодня плохая погода, оцените по достоинству их музыку, каждый звук, что слышите.

Помнить всё

Помнить всё

На самом деле человек помнит абсолютно все события, явления и вещи, на которые он когда-либо обращал внимание. Человеческая память является настолько ёмкой, что и вообразить невозможно. Можно предположить, что её объём динамически увеличивается вместе с накоплением информации. Это было бы вполне логичным объяснением таким якобы феноменам, как возможность изучения больших и толстых книжек наизусть. К примеру, я видел нескольких проповедников одной довольно известной и популярной секты христианского направления, которые без каких-либо запинок читали наизусть Евангелие от Луки, книгу Бытия, Второзаконие и ещё что-то из Ветхого Завета, что мне вспомнить/узнать не удалось. Зрелище меня, мягко говоря, впечатлило, посему я набрался наглости и в конце проповеди подошёл к одном у из них, сделал вид, что мне искренне интересны вопросы христианства, и под прикрытием этого вида поинтересовался, как ему удалось запомнить и хранить в голове столько «священного» текста. В ответ я, к своему разочарованию, услышал, что ему помогла глубокая вера в Господа и прочую подобную ересь. Тогда я лишь скептично хмыкнул, но со временем осознал… Дело не в том, как это делается, а в том, что в это вкладывается.

Память человека представляет собой колоссальную по своему объёму и скорости работы базу данных. Можно сказать, что это мультиструктурная база данных, способная работать напрямую с образами и их самыми разнообразными комбинациями. Самые простые действия совершаются с использованием одного лишь образа. Например, человек, гуляющий по весеннему цветущему саду вдруг почуял прекрасный запах любимых цветов. Его мозг в ту же секунду делает запрос во внутреннюю память, по этому признаку находит подходящий, соответствующий образ. Из последнего по старой привычке сразу же извлекается такая сторона вопроса, как внешний вид… И вот, в ту же самую секунду наш персонаж уже глазами ищет этот самый цветок, сопоставляя все травинки и сорняки с предполагаемым внешним видом того, что ищет. «Вот же они, мои любимые!..» Все эти операции совершаются молниеносно, в какой-то мере даже самопроизвольно. И происходят в полностью «автоматическом режиме».

Несколько более сложные операции самопроизвольно уже происходить не могут, хотя выполняться могут могут как в «автоматическом», так и в «ручном режиме». Я говорю про то, что проявляется для нас в более привычном варианте — в виде воспоминаний и общих знаний. Если пример с «человеком-ботанофилом» кажется полностью естественной реакцией на внешние раздражители, то это — уже несколько более сложная операция… Фишка в том, что воспоминания для нас являются связками образов, они «висят» в голове словно грозди винограда, но только и того. Для того, чтобы вспомнить что-либо, нам необходимы ассоциации. Благодаря ассоциациям можно извлечь из нашей биологической базы данных любую информацию, которая там хранится, а хранится там, как мы выяснили, всё, что мы однажды приняли. Ключом к определённому образу или их логической связке является другой образ. Хитрость, благодаря которому мы вообще способны мыслить, заключается в количестве таких образов-ключей. Дело в том, что у любого элемента этой базы данных может быть неограниченное количество образов-ключей, более того, этот самый элемент может быть ключом для других (не одного!) элементов. Благодаря этим хитросплетениям ассоциаций и работает наш разум.

Компьютерные базы данных строятся по принципу «область → ключ → элемент»: зная, где примерно искать, имея хотя бы одно значение элемента, можно получить всю его информацию. Биологические базы данных, которые являются ассоциативными, работают так же, но с поправкой на принцип, описанный мною в предыдущем абзаце, плюс элементом во втором случае оказывается образ, работать с которым несколько сложнее. Но, несмотря на эти недостатки, наш мозг обладает рядом очевидных преимуществ (как минимум, портативностью, «нативным» интерфейсом и возможностью перекрестного ассоциирования :)). А чтобы не быть голословным, приведу краткие примеры, знакомые каждому. Вспоминали ли вы однажды фильм, который смотрели в дремучем детстве, по одной короткой сцене? А какую-нибудь книгу по именам героев? Или какое-то событие по описанию окружавших в тот момент предметов? Вкус сладостей, которые пробовали ещё раньше, чем понять, какого пола «телепузики»? Всё это — незначительные детали нашей жизни, следовательно, приоритета в памяти они не имеют. Но стоит вам лишь дать ключ к ним — и вы понимаете, что помните всё.

Образное мышление

Когда в этот мир приходит новый человек, внутри него появляется целая огромная вселенная — внутренний мир. Вокруг нас семь миллиардов таких миров, и каждый чем-то выделяется на фоне всех остальных. Я предлагаю следующую теорию. Заключается она в том, что внутренний мир человека строится из кирпичиков, которые я именую «образами». От самого рождения ребёнок создаёт и накопляет их в своей голове. Они бывают разного «объёма», от самых элементарных, до сложнейших, причём последние отлично разбираются и собираются из простых, словно конструктор. Создаются же они разными путями: можно наблюдать за чем-то, можно читать или слушать, увидеть на картине или почувствовать в себе — в результате мы всё равно получаем образ. Более того, образ — безразмерен, у размаха мысли не может быть иных границ, кроме тех, что мы устанавливаем сами.

Манипулирование образами является именно тем процессом, который мы привыкли называть «мышлением». На самом деле мышление — это лишь создание новых связей между элементарными образами. С созданием этих связей, какими бы они ни были, от логических до интуитивно-ассоциативных, мы развиваемся. Из никак не связанных между собой кусочков можем составить огромный, несущий смысловую нагрузку пазл. Мы можем строить теорию и умозаключение, основываясь на мелких деталях, мы можем из них создавать общую картину. Например, мы можем представить себе некоторый материальный предмет. Пусть это будет мобильный телефон. Для незнакомого с девайсом это — коробок с дисплеем, но стоит лишь копнуть глубже… О возможностях современных смартфонов знают почти все, так что о колоссальном количестве свойств образа телефона рассказывать излишне. Впрочем, это достаточно сложный пример… Хм, тогда вот так. Почти элементарный: у нас имеется немного глины/пластилина/воска. Последний вариант мне нравится больше всего. Конкретный объект в этом случае будет у нас в руках, он будет иметь форму, температуру… Но образ под условным названием «воск» всех этих свойств иметь не будет, поскольку ему можно придать любую форму, немного разогрев. В голове же можно вообразить себе все видоизменения этого куска воска. Из этого следует, что образ и конкретный предмет отождествлять ни в коем случае не следует, ибо образ реальности подчиняться не обязан, даже если прототип взят напрямую. Но самое важное открытие заключается в том, что образ — это всегда абстракция.

К анализу и операциям с имеющимся набором образов мы относимся как к чему-то совершенно обыкновенному, потому что практиковали даже в те годы детства, которые не помним. И создавали свой набор образов мы тоже с самого рождения, при каждом знакомстве с чем-то новым. Но через некоторое время каждый из нас понимал, что когда-нибудь мысли разорвут его на мелкие части и рассеют по грешной земле, поэтому необходимо освоить ту странную манеру обмена мыслями, которой владели окружающие люди. Я уже предрекаю, как у вас в голове всплывает вопрос: «Как же это мы тогда думали тогда, если я даже не помню раннего детства?» На него пытались ответить многие учёные до нас, например, у Зигмунда Фрейда это именовалось «младенческой амнезией»… Бред, всё дело в том, что в это время мы просто не знали язык. Мы мыслили исключительно образно, не привязывая образы к речи — поэтому сейчас считаем, что не помним этого, хотя на самом деле разучились общаться с собой на уровне образов и без слов просто не представляем формулирования мысли. Вам кажется это невероятным, не так ли? А ведь нам удавалось не только запоминать, что приятно, а что — больно, а гораздо большее. Не смотря на очень слабое развитие мозга для формирования долгосрочных воспоминаний, мы собирали действительно грандиозное количество информации, большую часть которой храним и до сих пор. Таким образом, на примере вашего же опыта я показал, что образное мышление не только возможно на «внешнем уровне» сознания, но ещё и очень эффективно.

Сегодня, когда ваше знание русского (да и любого другого человеческого) является достаточным, чтобы читать эти строки и осознавать их смысл, хочется спросить следующее. Вы не жалеете, что владеете этим языком? Нет? А стоило бы. Он лишил нас слишком многого, похоронил заживо всё это внутри нас. Кстати, вот зачем нужна медитация, всяко-разные «просвещения» и прочая ересь из области «дзен-буддизма»: всё это позволяет вам осознать и даже в какой-то мере использовать подлинные возможности. Только реализовать весь потенциал уже никогда не получится. «Поздно пить Боржоми», — говорили в Советском Союзе…

К новому и неизвестному

В жизни каждого человека есть невообразимое количество переломных моментов. Часть из них ведёт к лучшему будущему, часть — к худшему. Пропорции у каждого свои, и они определяют то, что из себя представляет человек, их переживающий. Но восприятие этих моментов у человека имеет свою специфику: сознательно он запоминает лучшее и самое приятное, в то время как подсознание ещё до рождения начинает собирать факты о том, какие же крутые провалы были за всё это время. И когда наступает время действовать, это подсознание словно пробуждается и нашёптывает своему ясному товарищу злые вещи. Перед каждым серьёзным поступком где-то в глубине души проносится кинолента всех обломов жизни и выносится вердикт: «этого делать не стоит, чревато ещё одной строчкой в списке неудач». Да и не только неудач, в перспективе большие трудности и переживания… Так мы приходим к тому, что залог приятного времяпроживания — стабильность, и по возможности во всём. У психологов это называется «зоной комфорта». Но само слово «зона» подразумевает тотальные ограничения…

Зона комфорта — это своеобразная золотая клетка для человека. С одной стороны, жить в такой клетке тепло и приятно, а что самое важное — привычно, удобно ведь понимать, что произойдёт через минуту, час, день, месяц, год… А с другой, любая клетка ограничивает свободу, причём в грандиозных масштабах. Более того, в течении жизни человек постоянно растёт. Кто-то незаметно, по чуть-чуть, кто-то — превращается в гиганта. А клетка остаётся всё такого же размера. В какой-то момент становится негде расправить крылья, потом — стоять в полный рост, в терминальных стадиях приходится становится «раком». В итоге, наша же зона комфорта нас душит.

Выхода из такой ситуации может быть два. Первый — более демократичный, предполагающий постепенное расширение интересов и сферы влияния. Он очень выгоден, поскольку человек себя всё время чувствует достаточно приятно, что благотворно сказывается на прогрессе. Это — наша маленькая эволюция, которая начинается в раннем детстве и заканчивается смертью. Идти по жизни мягко, встретить закат как должное — что может быть лучше?.. Лучше может быть только второй способ — агрессивный и решительный. Почему агрессивный, спросите вы? Дело в том, что у подавляющего большинства человеков неплохое влияние на сознательный выбор имеют описанные выше подсознательные факторы. С одной стороны, это хорошо, потому что подсознание обеспечивает нам безопасность, ну или как минимум выживание в этом жестоком мире. Но лишь уверенный шаг в будущее даёт большой шанс на спонтанный успех. В отличие от комфортной постепенной эволюции, это — путь внутренней революции. Лишь во тьме можно найти себя.

Здоровый эгоизм

Каждое действие, совершаемое человеком, выполняется с одной единственной целью — удовлетворить свой врождённый эгоизм. Чем бы человек не занимался, в центре его сознания всегда будет «я», всё остальное лишь вращается вокруг личности человека. А, значит, любое действие основным своим заданием имеет удовлетворение самого человека. Когда я говорил об этой своей мысли в реальности, мне сразу же возражали: «А как же искренняя, добровольная помощь нуждающемуся?» Да, вы действительно можете искренне хотеть и помогать человеку. Но одно слово «искренность» уже показывает, что эти чувства идут прямо от вас, изнутри. А, значит, и удовлетворять эти чувства возможно лишь сообщая о результате туда же, внутрь себя. Факт того, что человек получает удовольствие от добровольной помощи, в доказательствах не нуждается. А если вы получаете удовольствие от этого, то это прямо говорит о личной заинтересованности, то есть, это приносит очевидную пользу. Попытки не дать раскрыть своё откровенное лицемерие, доказывая, что личное удовольствие от результата — лишь побочный эффект, терпят сокрушительное поражение по одной простой причине: если вам будет неприятно осознавать факт помощи со своей стороны, то помогать вы просто не станете. Таким образом, собственное удовлетворение является первопричиной любого благого (и не особенно) поступка. Но почему же тогда почти всем кажется, что я говорю об эгоизме как о чём-то плохом?

На самом деле эгоизм — врождённый механизм у всех человеков. Он является очевидным следствием минимального развития инстинкта самосохранения, который присущ любому чувствующему существу. По неизвестной мне логике причине эгоизм считают негативной чертой человека. При чём, при этом подразумевается, что эгоистичный человек думает только о себе и по этой причине пренебрегает интересами окружающих. В действительности это ни разу не эгоизм, а лишь откровенная глупость. Человек, который не считается с интересами окружающих, в итоге сталкивается с тем, что и общество на него старается реагировать соответствующим образом. Это совершенно недальновидный подход к жизни и человекам, которые в ней участвуют. Я же говорю о подлинном эгоизме, присущему практически любому человеку. Настоящий эгоизм заключается в том, что человек может жить таким образом, чтобы удовлетворять свои желания, но при этом считаться с интересами других. Но, тем не менее, свои желания всегда будут на порядок важнее чужих. И вот это действительно является сущностью любых желаний человека.

Я предлагаю всегда смотреть правде в глаза. Признайтесь себе, что вы — законченный эгоист. А если всё ещё считаете, что в первую очередь делаете благое дело, а не стараетесь ради собственной выгоды, то ещё и лицемер. Признавать свою истинную сущность очень полезно. Благодаря этому человек освобождается от внутреннего конфликта. Более того, становится намного проще в общении с людьми. Например, гораздо легче воспринимать человека, если вы можете в лоб заявить, что в первичная цель контакта с ним — удовлетворение от процесса. А как легко становится делать подарки близким: когда вы ощущаете, что вам самим приятно дарить что-то, что дарите это ради собственной радости, то никогда не возникнет до боли знакомого многим чувства «вот я тебе что-то дарю, а ты мне — никогда, эгоист чёртов». В общем, будьте честны с собой и окружающими — это непременно оценят, и оценят по достоинству. Гораздо больше, чем ваше неприкрытое лицемерие. Искренность, она чувствуется.

Герои и неудачники

Оговорюсь заранее, что этот пост я пишу о себе лишь в небольшой мере, по большей части же он о наблюдениях за людьми, меня окружающими, их поведении и привычках. Более того, то, что я вижу в других — всего лишь теоретическая сторона вопроса, ибо почувствовать себя «в их шкуре» я не могу физически. Но то, что касается меня, готов излагать с завидной искренностью.

Жизнь проходит для разных людей совершенно по-разному — такое открытие я сделал очень давно и моё мнение не изменилось до сих пор. Даже человеки, которые находятся в одинаковой ситуации и делают одну и ту же работу, могут относиться к своему общему занятию прямо противоположным образом. Отчасти это происходит из-за того, что каждый человек развивается своим путём, даже если эти люди проходят одинаковую «школу жизни». Если характеры у подопытных человечишек немного разные — в результате восприятие реальности у каждого своё, индивидуальное. И оно определяет отношение к действительности. Характерно то, что другие люди, которые не знают вашей биографии и истории развития на соответствующем поприще, собственного объективного мнения иметь по определению не могут, поэтому к вам относятся так, как вы себя представляете. То есть, мнение о вас и вашей деятельности не просто глубоко субъективное, оно ещё и всецело зависит от вашего самовосприятия.

Очень интересно рассматривать эту ситуацию на практике, если внушить человеку, что любые трудности, которые преподносит ему жизнь, надо воспринимать как борьбу за собственные интересы. А в борьбе, как известно, есть три исхода: либо вы выходите из неё победителем, либо проигравшим, либо просто уходите из неё. Последнее, кстати, заслуживает отдельного абзаца.

Дело в том, что разным людям также свойственно немного по-разному воспринимать борьбу. Для некоторых не является совершенно очевидным единственный разумный способ решения проблемы — её преодоление. «Самый лёгкий способ решения проблемы — попросту отрицать ее наличие», — как говорил Айзек Азимов в своей книге «Сами боги». Бежать от проблем, конечно, можно. Тут как в старой русской сказке: «налево пойдешь — коня потеряешь, направо пойдешь — счастье найдешь, прямо пойдешь — не сносить тебе головы»… Только люди забывают о самом очевидном варианте — остаться на месте и не терпеть тяжких ударов судьбы. :) Но следует помнить, что любая нерешённая проблема остаётся висеть грузом на вашей шее. И у человека не остаётся какого-либо выбора, кроме как носить этот груз по жизни. А чем больше проблем было проигнорировано этим самым человеком, тем большую ношу приходится нести. Результат может быть только один — в какой-то момент этот груз становится неподъёмным, а жизнь превращается в тяжкие страдания о том, как всё плохо. В этом случае, конечно, уже практически бесполезно бороться с собой, и прямой путь решения проблемы — посещение психолога, а то и психиатра.

По описанным выше причинам я считаю третий вариант не имеющим право на существование. В какой-то мере даже отождествляю понятия «провал» и «игнорирование проблемы». Поэтому в процессе сколько-нибудь активной жизнедеятельности мы неизбежно наталкиваемся на проблемы, и выходим из них либо победителями, либо проигравшими. Если всё-таки объективно смотреть на это, то каким бы ни был исход в борьбе за освобождение от пут проблем, любая борьба — это бесценный опыт. Более того, неудачи на самом деле приносят куда больше пользы человеку, чем успех. Потому что, как бы мы ни старались учиться на чужих ошибках, эффективнее всё-таки самому наступать на утоптанные в асфальт грабли. Проблема лишь в том, что грабли всё так же больно бьют своих обидчиков, поэтому некоторые избегают вообще что-либо делать, если возможно допустить ошибку, пусть даже незначительную. А сколько проблем и беспокойств по поводу того, насколько это всё одобрят окружающие… Которым зачастую вообще наплевать на чужие проблемы.

Другое дело, что у всех людей эти грабли воспринимаются неодинаково. Один на них наступает, чувствует накрывающую боль и решает: «А ну его к чёрту, пойду лучше займусь любимым делом»… Последнее, кстати, чаще всего означает активное ничегонеделание. Другой человек не сдаётся. Тут важно уточнить то, что он может делать это потому, что либо уже знает, как решать возникшую проблему, либо, что чаще всего происходит у меня, просто слишком упорный, чтобы сдаваться, поэтому перерывает себя, пол-Сети, тонны литературы… Важно то, что успех всё равно неизбежен, главное — находить к нему истинный путь и проходить его до самого конца. Но иногда бывает, что усилия были приложены просто грандиозные, но этот путь найден не был. Вот именно на этом моменте и стоит остановиться. Когда человеки не достигают желаемого успеха хронически, они понимают, что что-то не так. И здесь начинается самое интересное. Тип людей, которые чувствуют себя достаточно сильными, чтобы бороться, заявляют, что в мире что-то не так, а значит мир необходимо менять. Конечно, это не значит, что мир обязательно надо менять действительно в планетарных масштабах. :) Брюс Ли когда-то сказал замечательную фразу: «К чёрту обстоятельства. Я создаю возможности». Она очень точно характеризует этот подход к жизни. И, что характерно, он очень даже эффективен, несмотря на то, что я часто упоминаю о невозможности реализации человеческого потенциала из-за ограничений Системы. Впрочем, последнее происходит в основном потому, что нам привычнее выбирать из предложенных жизнью вариантов, а не, соответственно вышеупомянутой цитате, создавать свои собственные.

Есть и другой тип людей. Они нам всем известны благодаря широко распространённым стереотипам. Это так называемые «неудачники». Они точно так же сталкиваются с хронически возникающими проблемами, но в итоге приходят к выводу, что всё-таки что-то не так у них, в то время как мир статичен. Благодаря всё тем же стереотипам мы знаем, что это жалкие личности, зануды и вообще неясно, откуда у них право гордо именовать себя «человеком». И хотя в реальности терминальные стадии почти не встречаются, мне пару раз удавалось пообщаться с подобными людьми. Это люди, которым безумно не нравится их жизнь, но которые решили, что у них нет никаких перспектив, поэтому и стараться-то незачем. Причём, у обоих из встреченных мною это считалось «подарком» судьбы, хотя я совершенно недоумевал, с чего вдруг был сделан такой категоричный вывод. Но, как мне показалось, убедить в ложности такого утверждения, невозможно. Правда, я-то человек такой, что раз человек не стремится сам к чему-то, а я без совершения этого действия могу легко обойтись (или скомпенсировать аналогичным действием со стороны другого человека, в зависимости от ситуации), то «уламывать» никогда не начинаю…

В конце концов, ещё Цицерон говорил: «Найдется ли кто-то, кто, бросая целый день дротик, не попадет однажды в цель?» Истина же в том, что люди разные, у кого-то есть физические способности, у кого-то интеллектуальные, у особо старательных (и/или удачливых) есть и то, и другое, но сила воли сильна абсолютно у всех. Нет людей, слабых морально. Это они делают себя такими, сначала убеждая в этом других, а в итоге и самих себя. Может быть, в детстве выгодно казаться беспомощным, потому что старшие жалеют и сочувствуют такому ребёнку. Но это укореняется, что есть прямым путём в пучину отчаяния. Уметь ломать себя пополам — очень полезный навык, которым стоит пользоваться регулярно, поскольку он позволяет становиться сильнее. Получать от жизни надо всё, что она предлагает. А маски пусть остаются для слабаков… И агрессивных экспериментаторов вроде меня. :)

Счастье

В этом мире у каждого из нас не так уж много вещей, которые действительно стоит ценить. Большинство из того, что сейчас кажется для нас чем-то стоящим, на самом деле — пустышки. Ценность тех предметов, которые нас окружают, является иллюзорной. Всё то, что действительно стоит ценить, находится внутри нас. Нет, я не о торговле органами. :) Собственно, почему я считаю, что чувства гораздо важнее материальных ценностей. Всё очень просто: обладание этими самыми материальными ценностями — лишь ещё одно средство влиять на чувства владельца. Посему действительно единственное, что можно противопоставить внутреннему миру человека является не более, чем одним из его составляющих. Сами по себе предметы никакой ценности не представляют. И лишь живой человек в силах дать жизнь неодушевлённым предметам, тем самым делая их чем-то стоящим. Всё, чем мы владеем — это часть нас, без которой мы прожить сможем, но вот она без нас — никак.

Сегодня стало модным делать отсылки к античным идеалам. Ведь они всегда истинны, ибо построены на естественном. Так вот в античном мире считалось, что источником Счастья является удовольствие. В какой-то мере древние были правы: когда человек получает удовольствие, то ощущает себя счастливым. Если глубже копнуть в суть, то можно обнаружить, что человек зачастую получает удовольствие лишь от самого процесса жизни. А для этого необходимо всего лишь удовлетворять базовые потребности. Таким образом, подлинное Счастье достигается самым естественным путём, как это и задумывалось, и формировалось изначально от природы. Как это не прискорбно, в этом отношении мы практически не развивались. В конечном итоге, полное Счастье — это чистый воздух, вкусная еда, своевременный туалет, здоровый секс и сон, безопасная обитель, общение с миром и свобода действий. Как по мне, совсем небольшой список, но, тем не менее, удовлетворяя эти потребности, мы ощущаем себя счастливыми.

Но стоит лишь оглянуться вокруг — и любой адекватный человек придёт в уныние. Ибо для достижения столь простых целей нам необходимо проходить тернистый путь от невинного ребёнка до извращённого миром раба Системы. Я спрашивал многих людей, в чём они видят Счастье. Ответы были самыми разными, банальными и непредсказуемыми, но лишь единицы приходили к тому, что для этого ничего не надо, потому что у нас уже всё есть. Необходимо лишь научиться правильно распоряжаться тем, чем мы обладаем, а не требовать чего-либо от мира, отдавая ему взамен свою жизнь — самое ценное, что у нас есть.

Общество потребления

Веками на нашей планете формировалось общество потребления. И процесс этот ещё не просто не завершён, он сейчас в расцвете. Началось всё из самого малого: люди, которые понимали вдруг, что ни разу не обязательно всё время работать на полях, дабы добывать себе еду, не обязательно иметь в семье кузнеца, чтобы иметь счастье пользоваться железными изделиями вместо деревянных, человек не обязан быть воином, чтобы защитить себя и своих близких во время войны… Будет вполне достаточным предложить что-нибудь достойное взамен, причём необязательно равноценное. И когда человек понимал этот простой закон будущего — он прекращал производить необходимый ему продукт в пользу другого, который ему и не нужен, но который можно успешно обменять на первый другим людям. Это был первый шаг человечества к достижению Счастья за счёт материальных нужд. Воистину, в этот чудесный переломный момент Общество перешагнуло на следующую ступень своего развития — выбору конкретных области труда по собственному желанию.

Сия система развивалась очень долго, и, как всегда случается в подобных ситуациях, осела в головах последующих поколений как норма жизни. Механизм улучшался и расширялся, пока не достиг сегодняшнего состояния, когда вместо производителя продукта мы становимся лишь мелким звеном в длинной цепи… Сегодня общество потребления сформировалось почти окончательно. Исключения составляют лишь страны «третьего мира», но и они участвуют, в качестве сырьевого придатка. Диспропорциональность стала очевидной: в то время, когда вы являетесь мелким звеном, сами же употребляете сотни разных продуктов питания, пользуетесь разнообразной техникой — сколько человеко единиц было задействовано для произведения каждого из этих благ?.. Также общество потребления неразрывно связано с таким жизненным укладом, как капитализм. Вместе они представляют собой ядерную смесь, которая неизбежно отравляет мозг каждого новоприбывшего в этот мир.

Продаётся и покупается сегодня практически всё. Но это ещё полбеды, ибо другая сторона проблемы гораздо внушительнее. Дело в том, что экономическая составляющая нашей жизни превосходит в процентном отношении все остальные. Проще говоря, приобретение вещей стало смыслом нашей жизни. Причём по такой «промывке мозга» меры проводятся весьма комплексные. Сложно сказать, что же в конечном итоге имеет на нас большее влияние. Наверняка можно сказать лишь то, что решающим фактором является реклама и другие формы маркетинга. Благодаря рекламе конечному потребителю вполне удачно можно продать то, что ему совершенно не нужно, а то, что нужно лишь в небольшой мере, продаётся в колоссальных объёмах. Дедушка Ленин однажды мудро сказал, что либо от перепроизводства рынок капиталистов загнётся, либо им удастся впаривать своим соотечественникам бесполезные вещи. Узнай он, насколько же был прав, наверняка бы в гробу переворачивался…

Для подобного фанатичного отношения к вещам приходится трудиться огромному количеству человеков. Что забавляет, большая часть из них и сама не понимает масштабы этого акта трагедии, в которой играет главную роль. Ещё со школьного возраста некто апеллирует к чувствам: «Вы не такой как все — демонстрируйте же это!» А голос стада в другое ухо не забывает нашёптывать: «Вы ведь не хуже остальных — не забудьте показать им это»… И «личинка человека» судорожно начинает метаться из огня да в полымя, что отвечало бы вышеуказанным требованиям. Требованиям, неизвестно кем продиктованными… А по сути, это выглядит не иначе, как попытка купить статус в виде материальных ценностей.

Главным, решающим фактором в такой ситуации является уровень духовного развития индивидуума. Ибо лишь тому, кто достаточно развит духовно, неведомо непреодолимое желание выразить себя материально — потому, что такому человеку не стыдно показать себя, не скрываясь за бронированным психологическим щитом своего имущества. Если у человека есть что-то за душой, он просто не будет пытаться компенсировать свою неполноценность вещами. Таким образом, чтобы общество потребления правильно функционировало, развивалось и торжествовало, население необходимо этого духовного развития лишить. Хотя мы пошли ещё дальше, нас не просто лишают духовных ценностей, нам их подменяют на пустышки. То есть, человек считает, что он духовно развит, в то время как за душой у него по прежнему пустота. Однако, наш мир демонстративно свободен он явного манипулирования сознанием — оно, конечно, имеется, но не напоказ. Конечно, ведь появись в Уголовном Кодексе статья, запрещающая читать некоторую литературу хоть под страхом смерти — возбудили бы желание восстания… Нет, вместо этого нас упорно топят в океане информации. Через некоторое время человек теряет желание анализировать всю получаемую информацию, а затем и вовсе начинает игнорировать всё, что не касается его самого напрямую. Куда девается детская любознательность, благодаря которой мы познавали мир?

Спросите у любого обычного школьника, имеет ли он желание учиться — и вы наверняка услышите отрицательный ответ. Есть даже вероятность, что отмени школу как обязательный момент, эта «личинка человека» с радостью бы на неё забила. В то время, как школа — его основной источник знаний. Да и школьная программа оставляет желать лучшего… Впрочем, тема образовательной системы — тема для отдельного поста. Суть в том, что в результате у маленького человека абсолютно сознательно отбивают желание духовно обогащаться.

Зато, к примеру, киноиндустрия беспрерывно «радует» нас премьерами… Я один обратил внимание, что в большей половине фильмов акцент поставлен на материальные ценности? Чуть менее печально обстоит дело с производимой в тех же краях анимацией и мультфильмами, хотя продукция, ориентированная на детей и должна разве что «подготавливать» их к грядущему «светлому» будущему. Хотя вот взять аниме, ориентированное уже на подростков или более старшую аудиторию — и здесь снова встречаются те же акценты, что и в «шедеврах» Голливуда. Художественная литература тоже не лишена этого недостатка… По сути, вся массовая литература подталкивает нас к одному и тому же. Проводится пропаганда образа жизни, в которой Нормальный человек может быть лишь двух типов: среднестатистический и успешный. Кстати говоря, вдруг вспомнился пост в блоге одного прекрасного товарища по имени Barif, где наглядно рассказывается разница между восприятием этих двух типов на Западе и в нашем постсоветском мире, где у богатых имеется чуть ли не презрение к менее обеспеченным гражданам, а также навязчивое желание демонстрировать свою состоятельность.

В целом же, пропагандируемый идеал таков: юность угробить на образование, расцвет сил вложить в работу, дабы подлинное Счастье променять на немощную старость в окружении множества бесполезных, но имитирующих источник счастья предметов. Разве это — ваш идеал?

В неравной борьбе с собой

Самое сложное в новом деле — приступить к нему. Реализация задуманного в процессе зачастую оказывается не столь уж сложной задачей, как казалось. Более того, иногда сложные задачи на деле выполняются довольно-таки легко. Но, чтобы дойти до решения поставленной задачи, неизбежно придётся начать её решать, и вот на этом моменте у многих и возникают трудности. Первое, что приходит на ум в поисках причины этой безосновательной, на первый взгляд, лени — это отсутствие должной мотивации. Следовательно, эту самую мотивацию необходимо найти. На этом этапе, конечно же, возникает вопрос, а где её взять-то?..

Как часто бывает, что в голову как-то стучится вроде бы гениальная мысль, человек её бережно вынашивает, развивает, строит какие-то планы, а до самого дела так и не доходит. Вот и получается, что любая грандиозная идея загибается под давлением величия личности своего автора… А ведь с точки зрение другого человека этой самой идеи и не существовало вовсе, и нечего было реализовывать. Поэтому вполне целесообразным может оказаться эти идеи записывать. Таким образом, первым шагом к цели может быть их формулирование, как бы очевидно это ни звучало. Дело в том, что если есть возможность посмотреть на поставленную задачу со стороны, то можно оценить достоинства и недостатки идеи. Скажу больше, если записанное оценить через некоторое время, то появляется неудержимое желание скорректировать вроде как и очевидные, но упущенные ошибки. И если через энное количество времени вся идея не отметается целиком, то можно уверенно заявить, что она прошла некоторую проверку временем.

И вот на моменте, когда идея несколько продумана, не отброшена через время, можно попытаться мотивировать себя тем, что если её реализовать, то по крайней мере, эта идея будет воспринята кем-либо, кроме её автора. Да, мотивация достаточно скверная, но тем не менее. Лично для меня — недостаточная. Поэтому я к ней добавляю ещё и распространённую схему дэдлайна. :)