Мировоззрение

Страница 1 из 212

Культ еды

Культ еды

Еда занимает важное место в нашей жизни. Зачастую — гораздо большее, чем она того достойна. Единственное реальное предназначение пищи — обеспечение человеческого организма энергией, необходимой для жизнедеятельности. Но каждый из нас с самого раннего детства переступает эту границу и уходит гораздо дальше в своём потребительском мастерстве. Мы, под влиянием родителей и прочих окружающих подозрительных личностей, быстро и бесповоротно достигаем того, что начинаем кушать для удовольствия. И это прививается настолько крепко, что избавиться от глупой привычки практически невозможно. А у многих и вовсе дело доходит до откровенной зависимости: мотивацией что-либо сделать становится вкусный обед, за успешно выполненное дело награждают себя тортиком, даже плохое настроение лечится плиткой дешёвого шоколада… Если смотреть на это без предубеждения, то сначала может показаться, что это просто ещё один хороший рычаг самоконтроля, в чём, безусловно, не было бы ничего плохого. Быть может, даже наоборот. Но человеки, как известно, существа увлекающиеся, поэтому оборачивается для нас подобный гедонизм зачастую весьма плачевно.

В частности, люди регулярнейшим образом забывают о том, что их организм — невероятно умный и расчётливый механизм. Совершенно зря забывают. Ибо этот самый организм делает всё, для того, чтобы не просто обеспечить существование своего нерадивого владельца, а ещё и сделать его максимально комфортным. Естественно, к питанию, главному герою в битве за выживание, он будет относиться столь трепетно, насколько это вообще возможно. Он будет адаптироваться под него. Вот только люди склонны видеть только самый прямолинейный эффект, а когда результат не оправдывает ожиданий — им кажется, что это их организм действует нелогично. Примеры? Некий среднестатистический человек замечает, что слишком активно пользовался своим кушать-рычагом и набрал некоторый лишний вес, хотя добиться он пытался вовсе не этого. Что ж, наш прямолинейно мыслящий среднестатистический человек садится на диету, лишая себя внушительной доли той пищи, которую он потреблял, рассчитывая, что раз не будет притока энергии, то организм будет вынужден израсходовать запас из жировых отложений. Поначалу вес действительно падает, но уже вскоре организм понимает, что происходит. А происходит то, что вокруг царствует голод! Очевидно, что в таком случае несчастный сможет выжить только если максимально сократить расход энергии, что и происходит. Результат? Жировые отложения сохраняются, человек страдает от недостатка сил и, конечно же, «срывается». Появляется жуткое чувство вины за сей «срыв», ибо кажется, что желаемый результат не достигнут из-за недостатка силы воли. Когда мне говорят про то, что сели на диету, я едва сдерживаю желание толсто затроллить очередное наивное худеющее существо. Впрочем, я увлёкся примером.

Но помимо психологического момента с получением удовольствия от употребления пищи, есть ещё один, не менее важный, быть может, даже заметно более для нашего многострадального региона. Так уж сложилось, что на долю жителей Руси сравнительно часто приходился не самый приятный момент в бытовой истории — голод. Да и от холода расход калорий заметно выше. Кто знает, что было основной причиной, но результат мы видим своими глазами: сформировалась традиция много кушать. Хотя правильнее бы сказать — «часто кушать»: завтрак, обед, ужин, второй мини-ужин, ночные походы к холодильнику, всё это в обязательном порядке нужно сдобрить дневными перекусами всяко-разными печеньками к чаю, фаст-фудом и прочими, казалось бы, незначительными мелочами. Я иногда прихожу в былинный ужас, наблюдая, сколько некий человек, с которым мне по некоторым обстоятельствам пришлось проводить время, может съедать пищи за сутки. А когда я пытаюсь обратить его внимание на это, практически каждый отмахивается, мол, да подумаешь! Хотя почти никто не отрицает, что вполне мог бы обойтись без лишнего куска во рту, но, дескать, зачем? А именно затем, что этот кусок лишний, то есть, отказав себе в сомнительном удовольствии, этот человек ничего не потерял бы. Что заставляет есть ещё, когда в этом нет необходимости? Быть может, во время смутных времён типа военных действий или других ситуаций, когда неизвестно, сколько ещё придётся ждать следующей трапезы, такое поведение было бы логичным, но в мирное время же…

Ну и, конечно, никак нельзя упомянуть эту великолепную традицию абсолютно любое событие сопровождать коллективным массовым приёмом пищи. Даже поминки нельзя провести не нажравшись. Что уж говорить про мало-мальский праздник… Обязательно стол должен ломиться от количества еды, и чем больше праздник, тем больше и больше блюд. Не знаю, у кого как, а у моей бабушки после нового года можно минимум неделю вообще ничего не готовить и питаться только остатками этой трапезы. Словно еда на празднике — главная утеха. Просто какой-то культ еды, едва ли не начинают поклоняться оливье и картошечке… К чёрту интересные традиции, лишь бы набить желудок.

А ещё бывает такое, что отношения в семье становятся настолько холодны, что желающие их сохранить цепляются за такие бытовые ритуалы, как готовка. В этом деле женщинам-хозяйкам просто нет равных, поскольку есть один ритуал, в котором они могут стать настоящими жрецами культа — это приём пищи. В такой семье, где женщина чувствует, что ей и поговорить со своей семьёй-то не о чем (представьте себе ещё, что иногда разница в возрасте между детьми и родителями переваливает за 30-40 лет, какие будут общие интересы?), всё будет зациклено на питании. У меня есть знакомая девушка-подросток, которая растёт в такой семье. Воистину, подобной участи не пожелаешь никому: за день, проведённый дома, ей десятки раз предлагают скушать чего-нибудь, совместное времяпровождение заключается в том, что все совместно решают, что планируется готовить к следующему приёму пищи, более-менее дружеская атмосфера устанавливается, когда кто-то начинает хвалить, как же хорошо удалось то или иное блюдо… И так изо дня в день, счастливое детство. И, к сожалению, у многих складывается похожая ситуация, хотя и в менее терминальной стадии.

И самых разных примеров тотальной зацикленности на еде огромное множество. Иногда начинает тошнить от всего этого. Познакомиться с девушкой? Сводите её в ресторан пожрать. Собраться компанией с друзьями? Сходите в паб. Обсудить что-нибудь с товарищем? Обязательно в какой-нибудь кафешке. А уж поужинать сытным фаст-фудом… И дома та же история: кого-нибудь обязательно будет пробивать поесть, и нет ведь взять и поесть, просто кровь из носу нужно приобщить к процедуре максимум присутствующих. Кажется, забывают старика Сократа, что завещал есть, чтобы жить, а вовсе не противоположное.

Честность

Честность

Трудно найти человека, которому бы не нравилось такое качество, как честность. В отношениях с окружающими всегда хочется некой простоты и лёгкости. А мыслимо ли это, если каждое слово подвергается беспощадному сомнению? Такое общение тяготит, как результат — люди избегают общения с теми, кто заставляет их сомневаться. И наоборот, если человек говорит убедительно, сомнений в его честности не возникает, то к общению с таким человеком люди стремятся активнее. Дело нехитрое: нам хочется верить без доказательств в то, что мы слышим от других. Человеки — существа любопытные по своей сущности, однако им не нужна правда, нужен просто ответ на беспокоящий вопрос. Эта схема лежит в основе мифов, религий, всевозможных суеверий и тому подобных вещей. А всё потому, что так проще, не нужно лишний раз напрягать извилины, если всё не так легко выяснить. Мы наслаждаемся тем, что верим на слово.

И наслаждаемся, когда верят нам. Герой небезызвестного романа М. Булгакова говорил Понтию Пилату: «Правду говорить легко и приятно». Принцип всё тот же: не приходится напрягать извилины, значит, легко. Но всегда ли приятно? Часто случается так, что правда может быть неприятна другим. И плевать бы на это, но есть среди них такие, кому делать неприятно не хочется. Поэтому мы начинаем подгонять её под восприятие, чтобы как-то смягчить, а то и вовсе обернуть ситуацию в свою пользу. Иногда предпочитаем умолчать — вообще шикарный метод самообмана: вроде и не соврали, но чем хуже враньё от неизвестности, если человек в конечном счете всё равно не знает правды? Чаще, конечно, мы попросту лицемерим. Насколько сладостнее слышать, что старались для тебя! Политики делают всё для своего народа, устройства улучшаются и разрабатываются только для комфорта пользователей, все вокруг — они ведь стараются, чтобы сделать твою жизнь лучше… Или всё-таки каждый имеет с этого какую-то свою выгоду? Да нет, ну как же так… Вот так, каждому дают свою правду. И мы верим.

Честность должна граничить с откровенностью. Иначе это не честность, а просто лицемерие.

Одиночество

Одиночество

Личность, индивидуальность, внутренний мир — всё это строится на концентрации своего внимания на себе. Словно магнит, что притягивает только несколько видов металлов, не затрагивая при этом остальные, из всего, на что натыкается наше сознание, вычленяется и притягивается только близкое по духу, отторгая то, что неведомо, следовательно, неприятно. А после того, как близкое нам бессовестно вырвано из встреченного в окружающем мире, оно немедленно ассимилируется сознанием, проще говоря, присваивается. Таким образом, когда человек встречает в своей жизни то, что ему идеологически симпатично, он бессознательно начинает считать это своим. В итоге, внутренняя идеология, мнение о том или ином явлении, отношение к тому, что окружает — всё это, исконно не принадлежащее этому человеку, воспринимается как нечто своё, им порождённое, пришедшее не снаружи, а изнутри. Аки плод души, извлечённый из тёмных глубин внутреннего мира, а не прижившийся там из большой и светлой реальности. Однажды, блуждая по необъятным просторам Сети, я наткнулся на одну цитату, которая смогла точно выразить моё (так моё ли?) мнение по этому поводу. Автором является небезызвестный Линус Торвальдс, скромный автор операционной системы Linux, «нечаянный революционер». В возрасте шести лет он сформулировал это так, как смог бы далеко не каждый энный философ: «Знаешь, я никогда не думаю новые мысли. Я думаю те мысли, которые люди уже думали до меня. Я их просто переставляю». Пожалуй, после этого остаётся лишь один вопрос: так можно ли тогда вообще «старые» мысли, то бишь, продуманные другими людьми ранее, назвать своими? Однако, именно «своими» мы их и называем.

Само слово «одиночество» в человеческом обществе имеет негативный оттенок. Но если осмыслить этот факт в контексте предыдущего абзаца, можно сделать вывод, что это — одна из тех идей, что мы присваиваем себе. На самом деле этот оттенок, как и практически всё внутри нашей души, создано другими людьми, «первомыслами», чаще всего — века, а то и тысячелетия назад. Всё, что мы можем — это нести эту мысль сквозь века, бережно передавая эстафету следующим поколениям. Кто научил нас страдать от одиночества? Человек всегда одинок, в жизни, любви и даже смерти. Это — естественное положение вещей. Более того, мы его инстинктивно поддерживаем. Взять хотя бы вышеописанный процесс присваивания чужих мыслей. Почему мы не можем принять чужую мысль именно как чужую, почему обязательно пропускаем её через свой разум, словно через мясорубку, чтобы сделать своей? Ответ лежит на поверхности: таким образом мы абстрагируемся от человечества, мы стремимся стать самостоятельными, независимыми и свободными. Даже когда наша душа — всего лишь хитросплетение чужих мыслей, взглядов и мировоззрений, мы желаем чувствовать себя индивидуальностями, но не будучи таковыми, приходим к единственной логической развязке — к одиночеству в толпе. И чем «богаче» наш внутренний мир — тем больше толпа, ибо это — толпа человеков, живых и ныне почивших, взрастивших те элементы мозаики, из которых душа и состоит. Пуская их в своё самое интимное место — в свою голову, отвергаем сами их личности. «Отвергаем реальность, заменяя своей».

Другое дело, когда человек начинает рассуждать об этом явлении так, словно одиночество — состояние вовсе не перманентное. Весьма забавно наблюдать за тем, как люди пытаются целенаправленно сбежать от него. Они наивно надеются, что их одиночество будет таким образом скрашено присутствием другого человека. Отсюда, кстати, весьма доставляющее выражение «моя вторая половинка», кое обычно прекрасно троллится рассуждениями об их логически выплывающей неполноценности, плавно переходящими в откровенное указание на сравнительную ущербность получеловеков. Впрочем, речь не об этом. Дело в том, что с точки зрения любого человека, он — омфал, axis mundi. Жизнь крутится вокруг него, каждый для себя — центр Вселенной, пуп Земли. А центр, как известно, может быть только один, впрочем, как и пупок. То, что люди так часто людят называть одиночеством — не более, чем акцентирование внимания на том явлении, которое с нами всегда. И если ощущение иногда пропадает, то это значит, что пропадает только чувство одиночества, но никак не оно само: человек просто отвлекается от него на кого-то другого. Но даже когда мы отвлекаемся от себя на кого-то, точка зрения никуда не смещается, даже когда жизнь крутится вокруг чуть шустрее, чем обычно, мы всё равно остаёмся той самой осью вращения. Что бы ни произошло, каждый для себя остаётся тем самым одним-единственным центром, вокруг которого и происходит вся жизнь.

Человеческая нервная система устроена таким образом, что её владелец способен чувствовать только в пределах своего тела, но никак не далее. Чуть дальше — уже самоубеждение. Когда рождается ребёнок, он переживает боль вместе с матерью, но даже при столь близкой физической связи каждый из них чувствует свою боль независимо от другого, каждый чувствует только свою собственную боль. Попадая в новый, большой и светлый мир, радости открытий всегда сопряжены с чувством одиночества, — отсюда, кстати, детское навязчивое желание всё почувствовать, в ожидании найти что-то концептуально новое. Когда два человека сливаются в любовном экстазе — казалось бы, разве может человек убежать от своего одиночества ещё дальше? И тем не менее, даже здесь каждый чувствует только себя, только своё тело и только свои собственные эмоции. Как бы мы не стремились перешагнуть этот порог, это просто технически невозможно. Но разве способны мы так легко принять этот факт?..

А ведь смирение в некоторых случаях — единственный разумный вариант решения проблемы. Особенно когда спор происходит между желаниями человека и его природой. Стоит лишь заставить себя считать одиночество исходным и естественным положением вещей, как проблема решается устранением причины. Более того, в отличие, например, от такой аналогии, как ношение одежды, смирение никто не станет порицать в обществе за аморальность. Это вовсе не то, из-за чего нужно страдать и чего стремится всеми силами избежать. В одиночестве нет совершенно ничего дурного. Наоборот, только испытывая резкое чувство одиночества, можно понять себя, свои желания, стремления. Тем более, что серьёзное увлечение каким-нибудь занятием отвлекает от чувства одиночества не менее эффективно, чем духовное совокупление со спутником жизни. Тогда зачем страдать, если из этого можно извлекать заметную пользу?

Гуманность

Гуманность

Человеческая жизнь — высшая ценность для общества, — говорят хором «прогрессивные» народы мира сего. Личность человека — высшая ценность для общества, — уточняет официальная идеология. Но что же говорит здравый смысл? А здравому смыслу дорога шкура исключительно своего владельца, плевать он хотел на общество. Когда ребёнок ещё маленький, он умеет смотреть на мир только своими собственными глазами (это явление называется эгоцентризмом). Но в процессе адаптации к правилам и законам этого жестокого мира, воспитания и прочим процедурам, которым положено подвергать мозг бедного дитя человеческого, последний лишается своего дорогого эгоцентризма. А с потерей эгоцентризма, человек начинает экстраполировать на себя всякое явление или ситуацию, которую ему приходится наблюдать в процессе жизнедеятельности. Таким образом, мы становимся впечатлительными и чувствительными по отношению к другим. Но эта чувствительность — отнюдь не умение ощущать других, радоваться или сочувствовать им, это — совсем иное: человек «примеряет» на себя то, что по его предположению, чувствует другой человек, в конечном итоге, мы радуемся или жалеем себя, а не другого человека. Хотя неосознанно врём ему, что радуемся или сочувствуем ему, а не себе в гипотетической аналогичной ситуации. В этом заключён первый и один из самых важных недостатков такой идеологии, как гуманизм: абсолютно невозможно чувствовать другого человека.

Однако, стоит разобраться, что есть гуманизм. Как я заметил выше, сама идеология довольно заметно отличается от того, как её воспринимают широкие массы населения. Официальная идеология гласит, что человечность — это уважение к свободному выбору человека, удовлетворение возможности проявления им личных качеств, развития способностей… В широких массах же бытует мнение, что уважение следует проявлять в первую очередь к чувствам и инстинктам. Соответственно, из метода кнута и пряника удаляется кнут, поскольку он способен принести боль, а это с точки зрения «популярного гуманизма» является бесчеловечным. Однажды искал в Сети информацию на подобную тему, натолкнулся на один прекрасный пример, демонстрирующий недостатки «поп-гуманизма» чуть более, чем доступно. Итак, у нас есть бобры. Много бобров. Настолько много, что они отобитали огромную лесную территорию и добрались до определённого парка, начав покусывать там деревья во имя пропитания. Сначала подумывали их отстрелять и на этом покончить. Потом решили, что сиё негуманно, потому было решено воспользоваться «последними достижениями науки», чтобы изгнать их на исходную позицию. Успех. Но бедные бобры! Как существа, невероятно преданные родным территориям, лесные бобры начали с жаром оборонять свои земли от изгнанных парковых. Как результат — огромные количества раненных бродячих и явно не меньше разлагающихся трупиков по территории всего чистого до того леса. Чего же добились эти блюстители гуманности? Вместо того, чтобы совершить самый естественный природный процесс регулирования численности, бедных бобров предварительно подвергли незаслуженным страданиям, в результате они всё равно погибли, но не от короткого свинцового дождя, а от голода, ран и потери крови. Есть и масса других, более близких нам примеров. Вот взять те же вечные дебаты о гуманности применения эвтаназии. Люди, которые отстаивают позицию, что человеков убивать нельзя, предполагают, как бы они себя чувствовали, если бы это их обрекли на смерть. Воистину, ощущения наверняка явно не из приятных, ясно, почему эти люди так яростно отстаивают свою позицию. Но представьте себе, что же чувствуют эти люди, которые не могут обеспечивать свою жизнедеятельность, для которых вся жизнь — вечная мука, а им даже не позволяют сделать единственную вещь для своих близких — освободить их от тяготящих их жизнь хлопот. Тем же принципом руководствуются, когда, спасая от гибели по естественным причинам, превращают человека в овощ, довольно часто сей процесс можно наблюдать в психиатрических лечебницах. Где же здесь подлинный гуманизм, с его уважением к личности, если последнюю откровенно беспощадно уничтожают?

Впрочем, вышеприведённые примеры слишком фатальны. Когда говорят о человечности, обычно имеют в виду гораздо более простые ситуации, более приземлённые и бытовые. Но все они основаны на понимании, жалости и сочувствии. Жалость развращает. Когда человек начинает регулярно получать помощь и поддержку со стороны, то делает вывод, что можно всегда рассчитывать не только на себя и своё ближайшее окружение, но и на совершенно посторонних людей. Таким образом, у человека возникает такое явление, как ложные надежды. Надежда — в принципе, полезное ощущение, но многие забывают, что надежды должны быть обоснованными. Когда же надежды возлагаются на отвлечённые и независимые факторы, то это, по меньшей мере, глупо. Если же человек садится за руль автомобиля, не имея достаточных навыков, чтобы справиться с управлением, но при этом выезжает на скоростное шоссе с большим трафиком, и надеется, что сегодня он не разобьётся — разве можно называть конструктивным подобное поведение? Именно такого вида надежды и воспитываются. Однажды человек понимает, что можно с жалобным видом сидеть у входа в метро и «зарабатывать» вполне достаточно для существования. Ребёнок, которого всегда жалеют, когда у него что-то не получается и он начинает плакать, будет продолжать вести себя похожим образом, даже когда вырастет. Жалость приводит к ложным надеждам, ложные надежды — к разочарованиям. Таким образом, гуманизм является деструктивной идеологией, пускай и не непосредственно деструктивной.

Я считаю, каждый должен спросить у себя, почему он так или иначе относится к окружающему миру и людям вокруг себя. Ведь каждое действие, совершённое нами по отношению к другим, влияет на них. А когда толпы людей проникаются одинаковыми идеологиями, массы становятся однородными, то наступает резкое повышение этого влияния, причём в геометрической прогрессии. Когда это масса ненавидящих и агрессивных — грядёт война, когда это масса жалостливых и «чересчур человечных» — депрессия, разочарования и безысходность.

Патриотизм — это дикость

Патриотизм — это дикость

Первобытные люди верили, что кроме их племени все живые существа — мясо, даже если те невероятно похожи с ними внешне. Тот факт, что они не принадлежат к их племени, автоматически позволяло ставить в один ряд с животными и охотиться на них так же, как и на всех прочих, чтобы успокоить явно стремящийся к общению бурчащий желудок. Люди могли жить, сохраняя чистоту крови, ибо размножались лишь в пределах собственного племени. Но однажды наступал такой момент, когда какой-нибудь наивный юноша из подлинно человеческого рода принимал привлекательное животное женского пола за свою возлюбленную. А она, девушка из племени настоящих людей, вдруг принимала это милое существо в качестве отца для своих детей… Парочка-тройка подобных кровосмешений — и племенам ничего не оставалось, кроме как признать своё родство и назвать смешанную кровь единственно чисто человеческой. И снова повторяли мантру о возвышенности над прочими… Цикл кровосмешений регулярно повторялся, несмотря на предостережения мудрых шаманов вида «Не совокупляйся — козлёночком станешь»… Однако, никто не становился, напротив, становились сильнее за счёт естественного отбора. Увы, отследить постепенный рост генофонда отследить оказывалось невозможным. А племена тем временем всё росли, превращались в общины, народы, а потом и в знакомые современникам нации… Но осталась ли теперь хоть одна чистокровная нация? С взорвавшейся глобализацией просто невозможно стало хоть сколько-нибудь подавлять последний оплот «шаманов», смешались не только нации, но и расы… Казалось бы, сегодня вся эта картина уже очевидна, но слово «патриотизм» и ныне продолжает играть ярким пламенем на губах восторжённых древней мантрой человеков.

Естественно, первобытные предрассудки о подлинности соседнего народа быстро растаяли бы, словно снег на солнце, если бы их не подпитывали извне. Роль шаманов взяла на себя Система. Никто не стал бы гордиться лишь географическими координатами места своего рождения, если бы оно не было связано с внушаемой идеологией, связанной с историческими заслугами предков, живших в том же государстве, создавшими определённую культуру и взрастившими традиции. Предполагается, что человек в таком случае обязан гордиться тем, что смог идентифицировать себя со своим этносом. Пропагандируя любовь и уважение к ближнему своему, Системе приходится навязывать определённое отношение и к остальным народам. Почти все народы мира имеют свой стереотипный характер, назовём его Лицом. Конечно, многие народы условно объединяются для упрощения психологического ориентирования, получая собирательные названия. Например, для американцев все жители стран бывшего СССР являются русскими, а все коренные жители Америки — индейцы. Самым интересным является то, что в общих чертах все знают Лица основных, самых крупных и влиятельных народов мира. К примеру: русским Лицом является невероятно стойкий к действию алкоголя человек, брутальный и грубый, но честный и товарищеский; английское Лицо — культурно образованный, воспитанный и консервативный; французское — доброжелательный, приятный, стремящийся к красоте и изяществу; американцы заносчивые, неискренние, демонстративно независимые; немцы дисциплинированные, чопорные, деловитые и решительные; евреи хитрые, практичные, заурядные, но при этом «ровнее других»… Каждая нация из своего Лица находит для себя прекрасные черты, которыми можно гордиться. Хитрость состоит в том, что в зависимости от политических отношений между правительствами стран наций и строится стереотипный образ: в Лицах союзников мы видим в основном лишь хорошие черты, тогда как у идеологических врагов ищем недостатки, хотя бы надуманные. Благодаря этой хитрости и становится так легко развязывать войны и проводить массовые манипуляции в отношении целых народов.

По факту же все современные люди принадлежат в одному и тому виду — homo sapiens, и с рождения находятся в примерно одинаковых условиях. Но как только человек приходит в Большой мир, всё мгновенно меняется — он получает социальный статус и определённый уровень по сравнению с прочим человечеством. Это абсолютно естественно, что жители наиболее развитых стран смотрят на жителей стран третьего мира так, словно те ущербные и не имеют шансов на успех в мире, да и поменяйся бы они местами при рождении — ничего бы не изменилось. Всё зависит от уровня развития того или иного места на фоне с последними достижениями цивилизации. Казалось бы, почему тогда в современном мире всё остаётся по прежнему, ведь те, кто более развит в этом отношении, уже в силах дать менее развитым всё необходимое, протянуть руку. Ответ снова очевиден — тогда эти страны потеряют роль сырьевого придатка, станут работать сами на себя, что приведёт к некоторому ослаблению развитых. Таким образом, разжигать расизм и подпитывать национальные предрассудки выгодно. Выгодно одним, но в ущерб широким массам. Говорят, любить своё отечество обязан каждый уважающий себя человек, уважение к своим корням необходимо в качестве внутреннего стержня, мол, за мной великая нация. Но на практике навязывать любовь к чему-либо возможно лишь с помощью контраста, чем не брезгуют пользоваться современные «шаманы». Патриотизм — это первобытная дикость.

Империалистический принцип гласит: «Разделяй и властвуй». Этим принципом воспользовалось британское правительство, когда строилась Британская империя, «чуть» раньше он успешно использовался в создании Римской империи… В эпоху глобализации им пользуется мировое правительство. Предрекая переживания по поводу паранойи: нет, мировое правительство — ни разу не закрытый клуб, это обобщающее название для представителей власти развитых и полезных развитым стран. Кровосмешение стало настолько глобальным, что наций больше нет, остались лишь общие тенденции и иллюзии, которые активно создаются и проповедуются по принципу эхо: один заинтересованный говорит, а всё остальные просто передают всё дальше (или глубже?) внутрь масс людей. Нам прививают любовь к родине, чтобы разделить, по странам, по национальностям… А всё потому, что пастырям удобнее заправлять отдельными стадами, гораздо проще, чем одним гигантским, всемирным. Эхо действует не только в самом сердце Леса. Бунт в одной стране подавить проще, чем во всём мире. Нет больше никаких народов, есть только человечество, мы братья и сёстры по крови, наша родина — Земля, а не какое-то эфемерное образование на её поверхности, воображаемые границы которого стоило бы заливать кровью.

Секс и общество

Секс и общество

Всё очень просто. Подходите к интересующему вас человеку и предлагаете: «Привет. Давай дружить и трахаться?» Однажды двое моих знакомых, весьма гармонично смотрящаяся пара, оба симпатичные и всегда со вкусом одевающиеся, решили провести интересный социальный эксперимент. Парень подходил к первой приглянувшейся ему девушке, гуляющей в одиночестве и явно скучающей, и делал вышеуказанное предложение. Первые несколько попыток (по его словам, 3-4, но мне не особо верится в эти числа, уж прости, если ты это читаешь :)) заканчивались в лучшем случае удивлённым взглядом и отказом. Но после нескольких провалов последовал заманчивый ответ: «Ну давай попробуем», — а в это время якобы случайно рядом оказывалась его девушка, делала заинтересованный вид и, обращаясь к согласившейся девушке, осторожно спрашивала, почему та так легко согласилась (кем ему приходится не говорила). Так повторялось несколько раз подряд — череда отказов, затем успех, ответы на вопрос «случайной» прохожей были примерно одинаковыми во всех успешных подкатах: «А почему бы и нет?». Следующий вечер для парочки ознаменовался продолжением эксперимента, но теперь они поменялись местами. То есть, теперь девушка подходила к скучающим в одиночестве симпатичным мальчикам и задавала тот же самый вопрос. Ситуация обернулась ровно наоборот: было несколько человек, которые предложение сразу же, без колебаний принимали, и лишь один вежливо отказался, заметив, что предложение весьма интересное, но его дома ждёт его девушка. С ответами «случайному» проходящему мимо парню сложилось гораздо хуже. По его словам, в более, чем половине случаев, в ответ шла необоснованная агрессия, иногда просто посылали на три весёлых буквы, отмечая, что тот лезет не в своё дело. Парочка ответов оказалась довольно занятными, с некоторыми отсылками к идеологии гедонизма. Последняя попытка оказалась весьма скверной, в силу некоторой неадекватности восприятия, парень услышал лишь последнее слово из предложения и попытался сразу же приступить к процессу, вероятно, немного удивившись тому, что при попытке облапать девушку ему испачкали лицо, заставив проехаться им по грубой парковой плитке. После инцидента эксперимент пришлось прекратить, уверенно подтвердив общеустоявшееся мнение об общей сексуальной озабоченности самцов нашего века. Кстати, почему легкодоступная для парня девушка — это плохо, а легкодоступность подавляющего числа мужчин для девушки — это норма? Я уверен, вы не меньше меня восхищаетесь смелости девушки, которая решилась во всём этом участвовать. :) Конечно, в данной ситуации большую роль сыграла привлекательная внешность экспериментаторов, но вывод ими был сделан верный, а галочка в списке «Безумие вместе» поставлена.

А теперь, имея практические сведения с фронта, я предлагаю следующий разбор полётов и анализ исторических сведений, дабы разобраться в данной ситуации. Начинать, всё-таки, стоит с биологии человека. К сексу нас подталкивает инстинкт продолжения рода и поиск удовольствий. С последним, в общем-то, всё очевидно, а вот первый у нас порядком извращён. В естественном виде благодаря ему мы выбираем наиболее перспективного для себя партнёра из возможных вариантов, а свой выбор называем таким многофункциональным словом, как «любовь». В какой-то момент к этому естественному процессу подключилась мораль, начав деформировать мировоззрение до неузнаваемости. Как я уже говорил, мораль является результатом упорной работы церкви. С одной стороны, она поддерживала верную модель поведения, но с другой — табуировала всё, что таковой не являлось. Господа идеологи же ухватились именно за табу и начали взращивать его до колоссальных размеров. Через энное количество времени человечество докатилось до того, что сама тема секса стала непристойной, излишнее её упоминание порицалось, а слова, которые характеризуют процесс, оказались заменены эвфемизмами (в русском языке, к тому, ещё и бранными). В сознании людей тема секса оказалась запрещённой.

Но, как известно, запретный плод кажется слаще, чем и воспользовались другие идеологи — идеологи сексуальной революции. Сегодня эту тему предлагают обсуждать абсолютно открыто, без стеснения и прочих излишеств. В печатных изданиях, по «зомбоящику», в Сети… По факту, секс везде. У вас его нет или не хватает? Покупайте дорогие автомобили, шмотки, вкладывайте огромные суммы в свою внешность — и за вами будут бегать толпы поклонников, желающих всё того же — дружить и трахаться. Странно, не правда ли? Вот такой в обществе возник ритуал на почве древнего табу. То есть, казалось бы, если оба человека хотят одного и того же друг от друга, они могли бы вот так вот, в лоб заявить об этом, то вся эта мишура была бы попросту не нужна. Но мы же взрослые и воспитанные, как можно!.. Можно. Только акцент делайте на первом слове. Я искренне не понимаю, почему человекам стало свойственным всё так усложнять. Разве вы не можете дружить с объектом своих сексуальных пристрастий? Или не можете терпеть наличие особей, считающих вас свои другом? А занятия любовью в таком случае оказываются очень приятным дополнением к дружбе. Увы, до реализации таких простых истин доходят совсем немногие. И этому есть свои внешние причины.

Мы, человеки, не обладаем каким-то невероятным пороком, но таковой нам легко навязать со стороны. В то время, как те, кто доходят до гениально простой логики отношений, назовём их Созидатели, относятся к обожествлению секса в СМИ скептично, есть и другие, которое это обожествление принимают как нечто естественное, назовём их по такому случаю Потребители. Здесь важно отметить, что из второй группы в первую перейти можно, в то время как проникнуться идеологией потребления, занимаясь созиданием, совершенно невозможно. Со средствами массовой информации мы сталкиваемся с самого раннего детства, к примеру, сейчас практически в каждом доме можно найти телевизор, а в социальных сетях — детей, едва выучивших алфавит. Естественно, в таком возрасте им не до созидания, но однажды они пробуждаются, напичканные идеями о том, что секс — это невероятно крутая и безумно приятная самоцель, но почему-то запрещается для обсуждения взрослыми. Как вы думаете, какое мировоззрение у этих детей? В немногочисленных исследованиях детской сексуальности психоаналитиками отмечается возраст 12-13 лет. После этого промывка мозгов с каждым годом становится всё сильнее и сильнее, чаще всего не имея никакого выхода в силу табуированности. Соответственно, чем дальше в лес — тем глубже в дебри.

Что же такое секс на самом деле? Это просто пустяк. Он даже не стоит на уровне с остальными инстинктами и потребностями. Человеку необходимо кушать, пить, дышать, спать — без этого всего он не сможет прожить больше нескольких минут, часов, дней. А вот возьми и откажись человек от секса — что с ним будет? Да ничего, без этого вполне можно жить, ну разве что недотрах будет периодически напоминать о себе. Роль секса невероятно переоценена. Сократ однажды сказал на тему питания: «Надо есть для того, чтобы жить, а не жить для того, чтобы есть», — этот же подход применим и к нашей теме. Надо относится к этому явлению как простому факту, как обычному явлению в отношениях пары, а не импровизированному смыслу жизни.

О времена, о нравы!

Большинство людей редко задумывается о значении тех слов, которые они употребляют. Я часто останавливаю человеков во время повествования и спрашиваю: «А что есть …?» Интересен тот факт, что если вокруг этого понятия и крутится текущее повествование, то уклончивый ответ на вопрос выдаёт полную импровизацию реплик, то есть именно то, что человек не копал глубоко в суть темы. Однажды этот вопрос был задан человеку, который яростно пытался отчитать меня за аморальность. Как оказалось позже, очень немногие вообще способны внятно ответить на вопрос «А что есть нравственность и мораль?» А среди тех, кто всё-таки силился на него ответить (а такие храбрецы были!), нередко бытовало мнение, что это — слова-синонимы. Так вот, дорогие мои человеки, которые считают так же — вы глубочайше ошибаетесь! У этих понятий общее лишь то, что они определяют поведение, в особенности, реакции на те или иные события. Мораль присуща исключительно обществу. Без общества, пусть даже изолированного, морали не будет, ибо самому человеку она не нужна. По сути, мораль определяет, что каждому конкретному элементу общества делать можно, а чего — нельзя. Нравственность же — фактор внутренний. Хотя для её развития, безусловно, тоже необходимо общество… Но она — естественна, ибо определяет, что делать хочется, а чего — нет.

Как нравственность, так и мораль целиком и полностью опираются на своё собственное восприятие себя и мира соответственно. Так образом, значение и влияние на жизнь этих понятий для каждого человека будет сугубо индивидуальным. Именно по этой причине я не считаю адекватным поведением критиковать человека за «безнравственность» и «аморальность»: таких слов в принципе существовать не должно, ибо если человек что-то делает, то он по умолчанию считает своё поведение нормальным, максимум — небольшим, допустимым отклонением от осознания своей нормальности (к другим у него могут быть совершенно другие, иногда безосновательно завышенные требования). Более того, каждый человек для себя делит всё, что видит и чувствует на два противоборствующих лагеря — на «добро и зло, хорошее и плохое», — как назвал это заголовком первого трактата своего сочинения «К генеалогии морали» Фридрих Ницше…

Отталкиваясь от своего понимания добра и зла, человек и строит свою собственную систему ценностей. Но для того, чтобы строить свою собственную систему ценностей, нам необходим некий фундамент, и фундамент этот у нас имеется от самого рождения, ибо заложен он в генах. К примеру, общие понятия об общении мы имеем изначально, стремимся к равенству (точнее, нам некомфортно чувствовать неполноценность, в обратном направлении это не работает)… Вероятно, этот фундамент был возведён самой природой в процессе эволюции. А дальше, по мере развития, человек просто накапливает и систематизирует свои знания, часть из них относит к «добру», остальные же — ко «злу». И вот здесь, когда решено, относить это к вещам добрым или злым, образ оценивается с точки зрения нравственности. Если он он таковым признаётся — считается приемлемым и человек начинает его использовать, но гораздо чаще происходит наоборот. Поначалу мы прилагаем много усилий для того, чтобы разграничивать и детально разбирать содержание каждого такого образа, но со временем приспосабливаемся, процесс становится практически автоматическим. Имеющаяся система и определяет наши желания. Природа предусмотрительно позаботилась о том, чтобы до момента формирования более-менее удовлетворительной нравственной базы «личинка человека» не имела достаточных физических возможностей для удовлетворения своих желаний. Таким образом, полноценно свои желания мы начинаем удовлетворять лишь ближе к тому моменту, когда они облачаются в одеяние нравственности. Но желания наши зачастую связаны с ближними нашими…

И тут к делу подключается мораль. Мораль — следующий уровень ограничения предела человеческих желаний. Она действительно нужна человечеству, ибо необходима для того, чтобы исполнение желаний одной конкретной особи не наносило, прямо или косвенно, вреда всем остальным. С такой точки зрения мораль является понятием универсальным, инструментом этого самого человечества в борьбе за моральные (или духовные) ценности, без которых невозможно функционирование Системы, то есть и цивилизации как таковой. Как я уже говорил в самом начале, мораль присуща исключительно обществу. Отсюда можно сделать следующий вывод: мораль является не универсальным, а, скорее, этническим инструментом Системы. Как я уже говорил, Система необходима для сохранения стабильности общества, поэтому мораль, как один из важнейших её инструментов служит непосредственно этой, главной (само)цели. Казалось бы, благая цель, но так всё гладко на деле: нередко человек страстно желает того, что непосредственного вреда окружающим не приносит, более того, отдельным личностям, предположительно участвующих в исполнении этого желания, приносит даже удовольствие, но, тем не менее, считается аморальным. Кстати, даже само слово «аморальность» пахнет чем-то жутким, отвратительным, неприятным… Но ведь восприятие этого всего другими конкретными человеками зависит не от морали, а от их нравственности, которая, в свою очередь, зависит от их личных понятий о добре и зле. Из этого парадокса можно сделать воистину смелый вывод. Мораль нужна лишь стаду, то есть, она нужна лишь когда эти самые человеки вдруг подчиняются врождённому стадному инстинкту, отказываясь анализировать происходящее на индивидуальном уровне, предпочитая ему коллективное (бес)сознательное.

Если же посмотреть на ситуацию с высоты исторического опыта, то мы увидим интересную картину. С одной стороны, мы регулярно встречаемся с тем, что отдельные человеки заявляют, мол, раньше и трава была зеленее, и солнце как-то ярче светило, и люди были добрее и красивее… А сейчас мир якобы «уже не тот, что раньше», якобы течение времени крушит всё прекрасное, что в нём было. Правда, так предпочитают говорить по вполне понятным причинам те, кто уже состарился. Дело в том, что последние были воспитаны в духе своего времени, а после некоторого возраста мировоззрение практически каменеет, без какой-либо надежды на возможность перемен извне. Кроме того, опыт попыток общения с людьми, так утверждающими, говорит, что «их время» тоже было далеко не самым лучшим, причём если им заявить: «Да что там ваше время, а вот столетие назад…!» — то эти самые люди жутко негодуют, тоже по вполне ясным причинам. А всё потому, что прошлое придумали мы сами, чтобы не признавать его призрачность на фоне реального сейчас. Но память обладает особой избирательностью, и «запоминает» она по большей части лишь хорошее, в то время как объективную реальность мы видим во всей «красе». Именно поэтому, когда говорят про то, как раньше было хорошо, забывают, что сравнивают на самом деле не прошлую жизнь с нынешней, а лишь хорошие воспоминания с нынешними реалиями, одновременно с хорошим и плохим — несколько неравноценно, не так ли? Только вот в попытке объяснить некорректность такого сравнения, я снова и снова натыкался на праведное негодование… Но давайте попробуем посмотреть на всё это объективно. Я уже говорил, что предполагаю возникновение нравственности как результат эволюции человеческого сознания. То есть, у первобытных людей это понятие было на грани зарождения и регулировалось по большей части свойственными им первобытными инстинктами, в то время как сейчас она на едва ли высшем уровне за всю историю человечества. Говорите, раньше было лучше, в голове такое всё равно не укладывается..? Сравните нравы современников со Средневековьем — всё встанет на свои места. :)

Казалось бы, если ситуация на фронте нравственности столь радужна, почему людей беспокоит эта проблема? Как я уже говорил, очень многие сильно заблуждаются, отождествляя нравственность и мораль, воображая это как единое целое, неразрывно связанное. Также я не просто так заявил, что мораль — именно второй уровень, а не нечто параллельное. Сам по себе человек является носителем культуры, нравственности и т.п., но в случае объединения человеков в обществе, им зачастую сильно не хватает ограничений для комфортного сосуществования — в этом и есть цель морали. Де-факто мораль — лишь «костыль» развивающейся нравственности человеков. И однажды наступит момент, когда уровень развития последней станет настолько высоким, что мораль нам попросту не понадобится. Я убеждён, что нравственность — обязательный элемент самосознания, которое невероятными темпами эволюционирует. Когда-то наступит момент, когда самосознание людей будет настолько высоким, что им больше не понадобятся ограничения морали, навязанные однажды увядающей ныне церковью. А сейчас… сейчас мы уже уверенно идём к этому. С пропагандой свободы вместо гордо реющего флага над головами и неофициальным, но от этого не менее признаваемым девизом прогрессивных держав: «Ваша жизнь принадлежит вам, распоряжайтесь ею сами, лишь не доставляйте неприятных хлопот окружающим». Сейчас мы продолжаем упираться в невидимую стену определений, ибо не понимаем, где же находится та самая тонкая грань между отсутствием вреда и его причинением. Возможно, всё дело в том, что религия и строилась на этих порочных основаниях, ибо витиеватыми путями так или иначе можно придти к тому, что мы причиняем, пусть даже не непосредственно, а косвенно, вред окружающим современной аморальностью? Но ведь с таким же успехом можно доказать, что любая приятная (пусть результатом, это тоже приятная) добродетель причиняет вред обществу! К примеру, щедрость богачей — добродетель? Несомненно! Но ведь щедрость богачей развращает, подпитывает лень бедняков… Вот именно такими окольными путями и доказывают нам осадком божественной пыли, бесстыдно брошенной в глаза, ценность морали. Я искренне надеюсь, что этот дурман однажды пройдёт, а вместо мерзкой морали у нас останется единая, подлинная, внутренняя нравственность.

Миф о Нормальности

Общество отвергает тех, кто из него выделяется, всякого, кто отличается от общей толпы. Так в нём появляются изгои — люди, которых выжили из их социальной среды. Большинство называется «нормальными», все прочие — сумасшедшие и таинственные, которым права жить рядом наравне с нормальными не дано. (Не дано кем?) Идеалом считается то, чему следует большинство. Общество живёт одним-единственным приемлемым ему способом — как все. Те, кто в общую картину не вписываются — из неё должны быть вычеркнуты, выброшены, вытравлены. Нам положено думать одинаково, пользоваться общими представлениями о жизни, мыслить шаблонами и стереотипами, следовать общим паттернам поведения… Стоит чем-то отличиться — на вас уже косо поглядывают. Они боятся. Мы ненавидим то, чего боимся. Мы ненавидим индивидуальность, потому что не можем предсказать действия такого человека, не можем предугадать его ценности и желания. Кто скажет, что маньяк — личность исключительно деструктивная, знайте: это мы сделали его таковым. Веками строились бастионы человечества, и сегодня мы можем своими глазами видеть величие науки психиатрии. Психиатрия — это наше невероятное оружие в борьбе с индивидуальностью.

Мне кажется, здесь надо вкратце упомянуть о том, что же такое психиатрия на самом деле. Очевидным фактом является то, что это — лженаука. Фундаментом для её возникновения было распространение в Средневековье мировых религий, с их навязчивым преследованием ереси. В связи с падением Римской империи, которая была сердцем научного прогресса, церковь очень успешно продвигала свою точку зрения относительно этого вопроса. В результате этого любые психические расстройства непременно связывались с бурной деятельностью Сатаны, вселением бесов и тому подобным. Впрочем, псевдонаучные трактаты доступны для просвещения человеку недалёкому и сегодня… Само собой, лечилось это не менее адскими способами: танцы с бубнами, молитвы, изгнания нечистых сил, на всякий случай к этому прибавляла милая душе моей средневековая инквизиция ещё и пытки, апогеем неизменно было сжигание на костре. В общем, весело тогда людей лечили. Справедливости ради стоит заметить, что церковь своего всё-таки добивалась: трупики выглядели очень даже здорово. Кое-какое движение в направлении того, что мы видим сейчас, появилось лишь в XVIII веке. Правда, несмотря на то, что наконец истоками перестали признавать вселение бесов и порабощение души, методы «лечения» не изменились: всё так же продолжались пытки, репрессии и насильное лишение свободы. И лишь в какой-то момент психиатры поняли, что можно не только получать удовольствие от процесса лечения, но и, как говорится, монетизировать. Что такое Бедлам и как он разрастался, я думаю, знают многие, остальные же могут найти информацию в Сети, а то я и так далеко ушёл в дебри… В общем, на примере истории Бедлама просто идеально наблюдать развитие всей психиатрии. И уж если смотреть объективно, то ничего не изменилось, поскольку всё так же насильно лишают свободы, хотя и пытают теперь попроще — биохимически, постепенное уничтожение личности человека, лишение какой-либо воли (как морально, так и физически). А, ну и сдирая за это грандиозные суммы денег с государства и родных «больного». При чём толковый психиатр легко может понаписать невероятных заболеваний вполне здоровому человеку. Кому интересно, рекомендую посмотреть фильм «Полёт над гнездом кукушки», об истории же развития есть якобы документальный (уж больно много фантазий авторов, хотя в целом очень даже правдивый) фильм «Психиатрия: Индустрия смерти». Тема достаточно интересная, как по мне.

Так вот, к чему же, собственно, был этот «микроочерк» истории описанной лженауки. Дело в том, что от самых истоков психиатрия была средством борьбы с инакомыслием. Сейчас стало модно подчёркивать идеи свободы и даже свободомыслия. Можно думать и даже открыто заявлять, что вы — безумны. Последнее, кстати, в последнее время стало очень модным, хотя, конечно, каждому человеку свойственно считать себя особенным. Но только один шаг за грань — и вы уже тяжелобольной, уже не личность, каковой привыкли себя воображать, а лишь гниющее сознание, вас надо срочно «лечить»…

Та свобода, который мы обладаем, слишком иллюзорна. И она ограничивает нас этим. Если человек имеет возможность «следовать за кроликом», он остановится — тот самый здравый рассудок, то желание казаться нормальным не даёт ему идти по тропе безумия. Но факт того, что он может это сделать, возвышает его над остальными. То есть, потенциал каждого человека подавляется им самим с простой целью — казаться «нормальным». Но вот проблема: нормальность у каждого своя. При чём создаётся она из того, что нам больше всего привычно в жизни. То, что для одного норма, для другого — патология. Нет никакого стандартного сознания, у каждого оно уникально. Как же тогда можно говорить про какое-то безумие? Дайте подлинную свободу большинству — и очень скоро она станет нормой жизни, безумие станет нормой, а на прошлые жизненные уклады будут плеваться как на первобытные. Подлинная революция будет внутриличностной.

Здоровый эгоизм

Каждое действие, совершаемое человеком, выполняется с одной единственной целью — удовлетворить свой врождённый эгоизм. Чем бы человек не занимался, в центре его сознания всегда будет «я», всё остальное лишь вращается вокруг личности человека. А, значит, любое действие основным своим заданием имеет удовлетворение самого человека. Когда я говорил об этой своей мысли в реальности, мне сразу же возражали: «А как же искренняя, добровольная помощь нуждающемуся?» Да, вы действительно можете искренне хотеть и помогать человеку. Но одно слово «искренность» уже показывает, что эти чувства идут прямо от вас, изнутри. А, значит, и удовлетворять эти чувства возможно лишь сообщая о результате туда же, внутрь себя. Факт того, что человек получает удовольствие от добровольной помощи, в доказательствах не нуждается. А если вы получаете удовольствие от этого, то это прямо говорит о личной заинтересованности, то есть, это приносит очевидную пользу. Попытки не дать раскрыть своё откровенное лицемерие, доказывая, что личное удовольствие от результата — лишь побочный эффект, терпят сокрушительное поражение по одной простой причине: если вам будет неприятно осознавать факт помощи со своей стороны, то помогать вы просто не станете. Таким образом, собственное удовлетворение является первопричиной любого благого (и не особенно) поступка. Но почему же тогда почти всем кажется, что я говорю об эгоизме как о чём-то плохом?

На самом деле эгоизм — врождённый механизм у всех человеков. Он является очевидным следствием минимального развития инстинкта самосохранения, который присущ любому чувствующему существу. По неизвестной мне логике причине эгоизм считают негативной чертой человека. При чём, при этом подразумевается, что эгоистичный человек думает только о себе и по этой причине пренебрегает интересами окружающих. В действительности это ни разу не эгоизм, а лишь откровенная глупость. Человек, который не считается с интересами окружающих, в итоге сталкивается с тем, что и общество на него старается реагировать соответствующим образом. Это совершенно недальновидный подход к жизни и человекам, которые в ней участвуют. Я же говорю о подлинном эгоизме, присущему практически любому человеку. Настоящий эгоизм заключается в том, что человек может жить таким образом, чтобы удовлетворять свои желания, но при этом считаться с интересами других. Но, тем не менее, свои желания всегда будут на порядок важнее чужих. И вот это действительно является сущностью любых желаний человека.

Я предлагаю всегда смотреть правде в глаза. Признайтесь себе, что вы — законченный эгоист. А если всё ещё считаете, что в первую очередь делаете благое дело, а не стараетесь ради собственной выгоды, то ещё и лицемер. Признавать свою истинную сущность очень полезно. Благодаря этому человек освобождается от внутреннего конфликта. Более того, становится намного проще в общении с людьми. Например, гораздо легче воспринимать человека, если вы можете в лоб заявить, что в первичная цель контакта с ним — удовлетворение от процесса. А как легко становится делать подарки близким: когда вы ощущаете, что вам самим приятно дарить что-то, что дарите это ради собственной радости, то никогда не возникнет до боли знакомого многим чувства «вот я тебе что-то дарю, а ты мне — никогда, эгоист чёртов». В общем, будьте честны с собой и окружающими — это непременно оценят, и оценят по достоинству. Гораздо больше, чем ваше неприкрытое лицемерие. Искренность, она чувствуется.

Герои и неудачники

Оговорюсь заранее, что этот пост я пишу о себе лишь в небольшой мере, по большей части же он о наблюдениях за людьми, меня окружающими, их поведении и привычках. Более того, то, что я вижу в других — всего лишь теоретическая сторона вопроса, ибо почувствовать себя «в их шкуре» я не могу физически. Но то, что касается меня, готов излагать с завидной искренностью.

Жизнь проходит для разных людей совершенно по-разному — такое открытие я сделал очень давно и моё мнение не изменилось до сих пор. Даже человеки, которые находятся в одинаковой ситуации и делают одну и ту же работу, могут относиться к своему общему занятию прямо противоположным образом. Отчасти это происходит из-за того, что каждый человек развивается своим путём, даже если эти люди проходят одинаковую «школу жизни». Если характеры у подопытных человечишек немного разные — в результате восприятие реальности у каждого своё, индивидуальное. И оно определяет отношение к действительности. Характерно то, что другие люди, которые не знают вашей биографии и истории развития на соответствующем поприще, собственного объективного мнения иметь по определению не могут, поэтому к вам относятся так, как вы себя представляете. То есть, мнение о вас и вашей деятельности не просто глубоко субъективное, оно ещё и всецело зависит от вашего самовосприятия.

Очень интересно рассматривать эту ситуацию на практике, если внушить человеку, что любые трудности, которые преподносит ему жизнь, надо воспринимать как борьбу за собственные интересы. А в борьбе, как известно, есть три исхода: либо вы выходите из неё победителем, либо проигравшим, либо просто уходите из неё. Последнее, кстати, заслуживает отдельного абзаца.

Дело в том, что разным людям также свойственно немного по-разному воспринимать борьбу. Для некоторых не является совершенно очевидным единственный разумный способ решения проблемы — её преодоление. «Самый лёгкий способ решения проблемы — попросту отрицать ее наличие», — как говорил Айзек Азимов в своей книге «Сами боги». Бежать от проблем, конечно, можно. Тут как в старой русской сказке: «налево пойдешь — коня потеряешь, направо пойдешь — счастье найдешь, прямо пойдешь — не сносить тебе головы»… Только люди забывают о самом очевидном варианте — остаться на месте и не терпеть тяжких ударов судьбы. :) Но следует помнить, что любая нерешённая проблема остаётся висеть грузом на вашей шее. И у человека не остаётся какого-либо выбора, кроме как носить этот груз по жизни. А чем больше проблем было проигнорировано этим самым человеком, тем большую ношу приходится нести. Результат может быть только один — в какой-то момент этот груз становится неподъёмным, а жизнь превращается в тяжкие страдания о том, как всё плохо. В этом случае, конечно, уже практически бесполезно бороться с собой, и прямой путь решения проблемы — посещение психолога, а то и психиатра.

По описанным выше причинам я считаю третий вариант не имеющим право на существование. В какой-то мере даже отождествляю понятия «провал» и «игнорирование проблемы». Поэтому в процессе сколько-нибудь активной жизнедеятельности мы неизбежно наталкиваемся на проблемы, и выходим из них либо победителями, либо проигравшими. Если всё-таки объективно смотреть на это, то каким бы ни был исход в борьбе за освобождение от пут проблем, любая борьба — это бесценный опыт. Более того, неудачи на самом деле приносят куда больше пользы человеку, чем успех. Потому что, как бы мы ни старались учиться на чужих ошибках, эффективнее всё-таки самому наступать на утоптанные в асфальт грабли. Проблема лишь в том, что грабли всё так же больно бьют своих обидчиков, поэтому некоторые избегают вообще что-либо делать, если возможно допустить ошибку, пусть даже незначительную. А сколько проблем и беспокойств по поводу того, насколько это всё одобрят окружающие… Которым зачастую вообще наплевать на чужие проблемы.

Другое дело, что у всех людей эти грабли воспринимаются неодинаково. Один на них наступает, чувствует накрывающую боль и решает: «А ну его к чёрту, пойду лучше займусь любимым делом»… Последнее, кстати, чаще всего означает активное ничегонеделание. Другой человек не сдаётся. Тут важно уточнить то, что он может делать это потому, что либо уже знает, как решать возникшую проблему, либо, что чаще всего происходит у меня, просто слишком упорный, чтобы сдаваться, поэтому перерывает себя, пол-Сети, тонны литературы… Важно то, что успех всё равно неизбежен, главное — находить к нему истинный путь и проходить его до самого конца. Но иногда бывает, что усилия были приложены просто грандиозные, но этот путь найден не был. Вот именно на этом моменте и стоит остановиться. Когда человеки не достигают желаемого успеха хронически, они понимают, что что-то не так. И здесь начинается самое интересное. Тип людей, которые чувствуют себя достаточно сильными, чтобы бороться, заявляют, что в мире что-то не так, а значит мир необходимо менять. Конечно, это не значит, что мир обязательно надо менять действительно в планетарных масштабах. :) Брюс Ли когда-то сказал замечательную фразу: «К чёрту обстоятельства. Я создаю возможности». Она очень точно характеризует этот подход к жизни. И, что характерно, он очень даже эффективен, несмотря на то, что я часто упоминаю о невозможности реализации человеческого потенциала из-за ограничений Системы. Впрочем, последнее происходит в основном потому, что нам привычнее выбирать из предложенных жизнью вариантов, а не, соответственно вышеупомянутой цитате, создавать свои собственные.

Есть и другой тип людей. Они нам всем известны благодаря широко распространённым стереотипам. Это так называемые «неудачники». Они точно так же сталкиваются с хронически возникающими проблемами, но в итоге приходят к выводу, что всё-таки что-то не так у них, в то время как мир статичен. Благодаря всё тем же стереотипам мы знаем, что это жалкие личности, зануды и вообще неясно, откуда у них право гордо именовать себя «человеком». И хотя в реальности терминальные стадии почти не встречаются, мне пару раз удавалось пообщаться с подобными людьми. Это люди, которым безумно не нравится их жизнь, но которые решили, что у них нет никаких перспектив, поэтому и стараться-то незачем. Причём, у обоих из встреченных мною это считалось «подарком» судьбы, хотя я совершенно недоумевал, с чего вдруг был сделан такой категоричный вывод. Но, как мне показалось, убедить в ложности такого утверждения, невозможно. Правда, я-то человек такой, что раз человек не стремится сам к чему-то, а я без совершения этого действия могу легко обойтись (или скомпенсировать аналогичным действием со стороны другого человека, в зависимости от ситуации), то «уламывать» никогда не начинаю…

В конце концов, ещё Цицерон говорил: «Найдется ли кто-то, кто, бросая целый день дротик, не попадет однажды в цель?» Истина же в том, что люди разные, у кого-то есть физические способности, у кого-то интеллектуальные, у особо старательных (и/или удачливых) есть и то, и другое, но сила воли сильна абсолютно у всех. Нет людей, слабых морально. Это они делают себя такими, сначала убеждая в этом других, а в итоге и самих себя. Может быть, в детстве выгодно казаться беспомощным, потому что старшие жалеют и сочувствуют такому ребёнку. Но это укореняется, что есть прямым путём в пучину отчаяния. Уметь ломать себя пополам — очень полезный навык, которым стоит пользоваться регулярно, поскольку он позволяет становиться сильнее. Получать от жизни надо всё, что она предлагает. А маски пусть остаются для слабаков… И агрессивных экспериментаторов вроде меня. :)

Страница 1 из 212