О времена, о нравы!

Большинство людей редко задумывается о значении тех слов, которые они употребляют. Я часто останавливаю человеков во время повествования и спрашиваю: «А что есть …?» Интересен тот факт, что если вокруг этого понятия и крутится текущее повествование, то уклончивый ответ на вопрос выдаёт полную импровизацию реплик, то есть именно то, что человек не копал глубоко в суть темы. Однажды этот вопрос был задан человеку, который яростно пытался отчитать меня за аморальность. Как оказалось позже, очень немногие вообще способны внятно ответить на вопрос «А что есть нравственность и мораль?» А среди тех, кто всё-таки силился на него ответить (а такие храбрецы были!), нередко бытовало мнение, что это — слова-синонимы. Так вот, дорогие мои человеки, которые считают так же — вы глубочайше ошибаетесь! У этих понятий общее лишь то, что они определяют поведение, в особенности, реакции на те или иные события. Мораль присуща исключительно обществу. Без общества, пусть даже изолированного, морали не будет, ибо самому человеку она не нужна. По сути, мораль определяет, что каждому конкретному элементу общества делать можно, а чего — нельзя. Нравственность же — фактор внутренний. Хотя для её развития, безусловно, тоже необходимо общество… Но она — естественна, ибо определяет, что делать хочется, а чего — нет.

Как нравственность, так и мораль целиком и полностью опираются на своё собственное восприятие себя и мира соответственно. Так образом, значение и влияние на жизнь этих понятий для каждого человека будет сугубо индивидуальным. Именно по этой причине я не считаю адекватным поведением критиковать человека за «безнравственность» и «аморальность»: таких слов в принципе существовать не должно, ибо если человек что-то делает, то он по умолчанию считает своё поведение нормальным, максимум — небольшим, допустимым отклонением от осознания своей нормальности (к другим у него могут быть совершенно другие, иногда безосновательно завышенные требования). Более того, каждый человек для себя делит всё, что видит и чувствует на два противоборствующих лагеря — на «добро и зло, хорошее и плохое», — как назвал это заголовком первого трактата своего сочинения «К генеалогии морали» Фридрих Ницше…

Отталкиваясь от своего понимания добра и зла, человек и строит свою собственную систему ценностей. Но для того, чтобы строить свою собственную систему ценностей, нам необходим некий фундамент, и фундамент этот у нас имеется от самого рождения, ибо заложен он в генах. К примеру, общие понятия об общении мы имеем изначально, стремимся к равенству (точнее, нам некомфортно чувствовать неполноценность, в обратном направлении это не работает)… Вероятно, этот фундамент был возведён самой природой в процессе эволюции. А дальше, по мере развития, человек просто накапливает и систематизирует свои знания, часть из них относит к «добру», остальные же — ко «злу». И вот здесь, когда решено, относить это к вещам добрым или злым, образ оценивается с точки зрения нравственности. Если он он таковым признаётся — считается приемлемым и человек начинает его использовать, но гораздо чаще происходит наоборот. Поначалу мы прилагаем много усилий для того, чтобы разграничивать и детально разбирать содержание каждого такого образа, но со временем приспосабливаемся, процесс становится практически автоматическим. Имеющаяся система и определяет наши желания. Природа предусмотрительно позаботилась о том, чтобы до момента формирования более-менее удовлетворительной нравственной базы «личинка человека» не имела достаточных физических возможностей для удовлетворения своих желаний. Таким образом, полноценно свои желания мы начинаем удовлетворять лишь ближе к тому моменту, когда они облачаются в одеяние нравственности. Но желания наши зачастую связаны с ближними нашими…

И тут к делу подключается мораль. Мораль — следующий уровень ограничения предела человеческих желаний. Она действительно нужна человечеству, ибо необходима для того, чтобы исполнение желаний одной конкретной особи не наносило, прямо или косвенно, вреда всем остальным. С такой точки зрения мораль является понятием универсальным, инструментом этого самого человечества в борьбе за моральные (или духовные) ценности, без которых невозможно функционирование Системы, то есть и цивилизации как таковой. Как я уже говорил в самом начале, мораль присуща исключительно обществу. Отсюда можно сделать следующий вывод: мораль является не универсальным, а, скорее, этническим инструментом Системы. Как я уже говорил, Система необходима для сохранения стабильности общества, поэтому мораль, как один из важнейших её инструментов служит непосредственно этой, главной (само)цели. Казалось бы, благая цель, но так всё гладко на деле: нередко человек страстно желает того, что непосредственного вреда окружающим не приносит, более того, отдельным личностям, предположительно участвующих в исполнении этого желания, приносит даже удовольствие, но, тем не менее, считается аморальным. Кстати, даже само слово «аморальность» пахнет чем-то жутким, отвратительным, неприятным… Но ведь восприятие этого всего другими конкретными человеками зависит не от морали, а от их нравственности, которая, в свою очередь, зависит от их личных понятий о добре и зле. Из этого парадокса можно сделать воистину смелый вывод. Мораль нужна лишь стаду, то есть, она нужна лишь когда эти самые человеки вдруг подчиняются врождённому стадному инстинкту, отказываясь анализировать происходящее на индивидуальном уровне, предпочитая ему коллективное (бес)сознательное.

Если же посмотреть на ситуацию с высоты исторического опыта, то мы увидим интересную картину. С одной стороны, мы регулярно встречаемся с тем, что отдельные человеки заявляют, мол, раньше и трава была зеленее, и солнце как-то ярче светило, и люди были добрее и красивее… А сейчас мир якобы «уже не тот, что раньше», якобы течение времени крушит всё прекрасное, что в нём было. Правда, так предпочитают говорить по вполне понятным причинам те, кто уже состарился. Дело в том, что последние были воспитаны в духе своего времени, а после некоторого возраста мировоззрение практически каменеет, без какой-либо надежды на возможность перемен извне. Кроме того, опыт попыток общения с людьми, так утверждающими, говорит, что «их время» тоже было далеко не самым лучшим, причём если им заявить: «Да что там ваше время, а вот столетие назад…!» — то эти самые люди жутко негодуют, тоже по вполне ясным причинам. А всё потому, что прошлое придумали мы сами, чтобы не признавать его призрачность на фоне реального сейчас. Но память обладает особой избирательностью, и «запоминает» она по большей части лишь хорошее, в то время как объективную реальность мы видим во всей «красе». Именно поэтому, когда говорят про то, как раньше было хорошо, забывают, что сравнивают на самом деле не прошлую жизнь с нынешней, а лишь хорошие воспоминания с нынешними реалиями, одновременно с хорошим и плохим — несколько неравноценно, не так ли? Только вот в попытке объяснить некорректность такого сравнения, я снова и снова натыкался на праведное негодование… Но давайте попробуем посмотреть на всё это объективно. Я уже говорил, что предполагаю возникновение нравственности как результат эволюции человеческого сознания. То есть, у первобытных людей это понятие было на грани зарождения и регулировалось по большей части свойственными им первобытными инстинктами, в то время как сейчас она на едва ли высшем уровне за всю историю человечества. Говорите, раньше было лучше, в голове такое всё равно не укладывается..? Сравните нравы современников со Средневековьем — всё встанет на свои места. :)

Казалось бы, если ситуация на фронте нравственности столь радужна, почему людей беспокоит эта проблема? Как я уже говорил, очень многие сильно заблуждаются, отождествляя нравственность и мораль, воображая это как единое целое, неразрывно связанное. Также я не просто так заявил, что мораль — именно второй уровень, а не нечто параллельное. Сам по себе человек является носителем культуры, нравственности и т.п., но в случае объединения человеков в обществе, им зачастую сильно не хватает ограничений для комфортного сосуществования — в этом и есть цель морали. Де-факто мораль — лишь «костыль» развивающейся нравственности человеков. И однажды наступит момент, когда уровень развития последней станет настолько высоким, что мораль нам попросту не понадобится. Я убеждён, что нравственность — обязательный элемент самосознания, которое невероятными темпами эволюционирует. Когда-то наступит момент, когда самосознание людей будет настолько высоким, что им больше не понадобятся ограничения морали, навязанные однажды увядающей ныне церковью. А сейчас… сейчас мы уже уверенно идём к этому. С пропагандой свободы вместо гордо реющего флага над головами и неофициальным, но от этого не менее признаваемым девизом прогрессивных держав: «Ваша жизнь принадлежит вам, распоряжайтесь ею сами, лишь не доставляйте неприятных хлопот окружающим». Сейчас мы продолжаем упираться в невидимую стену определений, ибо не понимаем, где же находится та самая тонкая грань между отсутствием вреда и его причинением. Возможно, всё дело в том, что религия и строилась на этих порочных основаниях, ибо витиеватыми путями так или иначе можно придти к тому, что мы причиняем, пусть даже не непосредственно, а косвенно, вред окружающим современной аморальностью? Но ведь с таким же успехом можно доказать, что любая приятная (пусть результатом, это тоже приятная) добродетель причиняет вред обществу! К примеру, щедрость богачей — добродетель? Несомненно! Но ведь щедрость богачей развращает, подпитывает лень бедняков… Вот именно такими окольными путями и доказывают нам осадком божественной пыли, бесстыдно брошенной в глаза, ценность морали. Я искренне надеюсь, что этот дурман однажды пройдёт, а вместо мерзкой морали у нас останется единая, подлинная, внутренняя нравственность.

12 комментариев: О времена, о нравы!

  • Настя говорит:

    В предыдущем посте было эссе из 1984, Вы вероятно помните, что там в лозунгах говорилось про свободу? по моему, у Вас эта идея так и рвется наружу из многих постов

  • Sleepwalker говорит:

    Настя, о внутренней свободе я действительно упоминаю, именно в ключе «чем больше свободы — тем её меньше». Но в романе «1984» речь шла больше о внешней свободе, свободе выбора и мысли, но свобода от «Министерства Правды». Впрочем, оба понятия неразрывно связаны друг с другом, более того, регулярно поднимаются мною в разного рода дискуссиях. Возможно, как-нибудь напишу пост на эту тему. Нечто вроде: «Оставайтесь с нами — вас ждёт много интересного». :)
    P.S. Для тех, кто не в теме: речь о выражении «Свобода — это рабство».

  • Passion говорит:

    нравственность и мораль — просто две стороны одной монеты. и ограничение свободы моралью в этом случае компенсирует излишнюю свободу, которую мы (в твоей терминологии — наша нравственность) себе позволяем, потому что без этого мы становимся дикарями

  • Мамонт говорит:

    Очень люблю, когда люди так подробно разбирают значение слов, на которые делают акцент. Вы подняли очень интересную тему. Последний абзац прямо поразил убедительностью в отношении церкви, видно, что Вы вкладываете искренние эмоции и надежды на человечество. Но вывод у Вас, прямо скажем, слишком уж оптимистичный, потому что во все времена быдло оставалось быдлом, и ничего не поделаешь против воли стада. Мораль им необходима.

  • Sleepwalker говорит:

    Мамонт, естественно, вывод мой не на ближайшие десятилетия, а на века или, быть может, даже тысячелетия. Я согласен, что стадам мораль необходима, но вы упускаете один маленький нюанс. Человеки стремятся к самостоятельности, а современный вектор развития всё тех же прогрессивных стран даже пропагандирует такую позицию, что микрокосмос должен стоять на первом плане. Семена сомнения уже посеяны в головы людей, поэтому без глобальных переворотов повальный индивидуализм будет закономерным результатом. При этом, человеки (в адекватном большинстве своём) стремятся к соответствию уровню цивилизации, поэтому параллельно с индивидуализмом мы расцветаем интеллектуально и духовно. Единственным (как мне кажется) возможным исходом всего этого непременно должен стать рост самосознания человеков, на чём и основан мой вывод.

  • Мамонт говорит:

    Sleepwalker, пока люди живут в городах и деревнях, пока собираются в скопления — у нас будет коллективное мышление, от этого никуда не уйти, не сейчас, не через тысячелетия, потому что такова наша природа. Но и уйти в отшельничество мы не можем, потому что существа социальные. Вот такой замкнутый круг получается, и от этого никуда не уйти.

  • Passion говорит:

    Мамонт
    сознательный, но аморальный изгой — разве тот результат, к которому Вы стремитесь? =)

  • Мамонт говорит:

    Passion, увы, я слишком стар, чтобы к чему-то подобному стремиться: жена, дети…

  • Лестат говорит:

    Забавная у вас беседа. Страсть выступает на стороне морали, а Мамонт говорит, что слишком стар для того, чтоб отказываться от нее (морали, не страсти). Продолжу подобную игру псевдонимов. На правах вечно молодого и хронически пьяного существа хочу сказать, что можно быть вполне социальным и абсолютно аморальным существом. Я часто предлагаю человекам такой вариант развития событий: Предположим, вы раздобыли АК и три рожка патронов. Давайте подумаем, сколько времени понадобится для отлова такой раковой клетки общества на просторах земного шарика? В крупных мегаполисах бандитизм существует. Из этого можно сделать вывод, что времени потребуется очень даже немало. А что если это не мегаполис? Что если вы ушли в степь? Можно ведь годами жить по принципу «воруй-убивай» и если это делать бессистемно, то поймать вас можно будет только попав пальцем в небо. Вероятность быть сбитым на пешеходном переходе больше в разы.
    «А где ты возьмешь АК?» «А жить ты где будешь» «Но тебе же нужны друзья» «А что если все так будут делать?» «Ну а вдруг…» После получения достойных ответов на эти вопросы человеки упираются таки в морально-этическую сторону вопроса. После непродолжительной полемики на эту тему, человеки смотрят на меня как на сумасшедшего и заканчивают разговор.
    Фактически, мораль в современном мире удерживает количество таких человеков за необходимой чертой. Согласитесь, господа, что никто из вас не хотел бы аморального апокалипсиса, когда главный в семье будет тот у кого ружжо. И я тоже не хотел бы. Я хочу, чтоб ружжо было только у меня. Даешь мораль! Даешь мораль!

  • Sleepwalker говорит:

    Лестат, а вот представь, что «ружжо» будет у каждого. И по три рожка патронов. Как по-твоему, что случится? Неизбежно отдельные личности на радостях перестреляют друг друга, возникнут новые банды или даже кланы. Но большинство примет тот факт, что каждый может убить тебя из своего оружия, как и ты его, если кто-то из вас будет вести себя неподобающим образом. Может быть, это звучит весьма странно, но, тем не менее, именно так и обстоит сейчас ситуация в мире. Фактически, у нас всех есть оружие. Да любой кухонный нож вполне может стать орудием убийства. И всё равно никто никого особо не стремится его пустить в ход именно таким образом. Да, у нас есть органы правопорядка, но на самом деле вычислить человека, хаотически и бессистемно применяющего холодное оружие против своих сограждан, практически нереально. А, опять же, если ты после определённой серии убийств будешь уходить в степь, то шансы оказаться пойманным стремятся к нулю. Мораль ограничивает свободу. Это как в той карикатуре 1917 года…
    Американец:
    - Никто не может меня ударить: у нас свобода.
    Русский:
    - Я могу кого угодно ударить: у нас свобода.

  • Лестат говорит:

    Sleepwalker, а вспомни, что было у нас в девяностых? Выше упомянутое «ружжо» с рожками мог себе позволить каждый, однако имелось оно далеко не у всех. Даже если предположить рациональное неиспользование ружжа, так как некоторые ребята уже заняли выгодные позиции и вполне могут закатать в бетон неудачливого ружженосца, то так или иначе обрез под подушкой на горб не давит, а вот ежели тебя уже начали закатывать в, выше упомянутый же, бетон, очень даже пригодится. Во-от. Это я к тому, что всегда будут существовать человеки, которые не имеют ружжа и, ежели человек с ружжом не идиот в терминальной стадии, человек с ружжом не будет обижать человека без ружжа, ведь они всегда нужны, человеки без ружжа. Хм… А ведь «никто не может меня ударить» и не свобода вовсе. Суть в том, что никто не хочет быть свободным. Все хотят быть счастливыми. Как у Хаксли, например.

  • Sleepwalker говорит:

    Лестат, при некотором желании добыть оружие мог практически каждый, но ведь не всякий это желание в себе взращивал, посему и не каждый его имел. То бишь, о чистоте «эксперимента» говорить уже не стоит. Да и не продавалось подобное добро на ближайшем рынке всё-таки.
    На самом деле человеки наивно полагают, что свобода выбора позволит нам достичь этого самого счастья, то есть, что если у нас будут развязаны руки, то мы сами можем делать себя счастливыми. Забывая о печальном моменте, имя которому — обстоятельства. Но вообще счастье — это ни разу не цель, подлинная цель — живая утопия, а утопия, как известно — это путь наверх, к небу, потолок которого с каждой ступенью поднимается всё выше.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>