абстрактное

Относительность

Относительность

В этом мире лишь одна вещь абсолютна — относительность. Нельзя даже со стопроцентной уверенностью утверждать, что реальность абсолютна. Лучшим определением материального мира считается определение, сделанное в книге «Материализм и эмпириокритицизм», автором которой является небезызвестный Владимир Ильич Ленин, и формулируется оно следующим образом. «Материя есть философская категория для обозначения объективной реальности, которая дана человеку в ощущениях его, которая копируется, фотографируется, отображается нашими ощущениями, существуя независимо от них» Но каким образом можно проверить, существует ли независимо от человека материя, кроме как задав вопрос товарищу, после которого тот наверняка на вас весьма косо глянет? Проблема в том, что этот самый товарищ может точно так же отображаться ощущениями, будучи всего лишь плодом воображения человека, убедившего самого себя в реальности собственной выдумки. Мы способны изменять свои воспоминания и мировоззрение, заставлять себя верить в то, что на самом деле даже в теории невозможно или неосуществимо… Точно так же мир, захватывающие разнообразием красок, тоже может являться лишь частью вашей дивной фантазии. Слишком большой масштаб? Неправда, мы ведь обычно видим лишь совсем маленькую его часть, которую человеческий мозг может точно так же «отрисовывать», например, во сне. Однако, какая игра слов! Как можно сомневаться в реальности самой реальности?

А ведь единственное, в чём можно быть уверенным до самого конца — это в самом себе. Я могу сомневаться в реальности этого мира, но принимать его, поскольку лучшего варианта нету. Но в самом себе сомневаться я не могу посметь. Даже если предположить, что всё моё прошлое искусственно «записано» в мою память, то мысли мои витают свободно, исключительно в том направлении, которое задано мною, я могу менять их полёт в любую сторону, создавая дивные витиеватые маршруты. Подвластны они только мне, а я — только им, таким образом, я существую автономно от этого мира. Но что же в таком случае «я» такое? Нечто, внутри которого происходит целая жизнь или просто тело, вместилище для сознания? С точки зрения моего «внутреннего я», мой внутренний мир абсолютен, является основой всего бытия и центром Вселенной. С точки зрения «внешнего я», внутренний мир — всего лишь часть сознания, обеспечиваемого телом, которое, в свою очередь, принадлежит к так называемому миру реальному. А мир реальный можно подвергнуть сомнению, поскольку всё, чем мы обеспечиваем себе веру в его подлинную природу, заключено в мозгу человека… Выхода нет. Реальность относительна, внутренний мир относителен ещё более.

Быть может, в этом мире есть боги, для которых проблема стоит ещё шире, ибо наша реальность не является самым масштабным миром, поскольку существуют и иные формы бытия. К примеру, небытие тоже можно назвать формой мироздания, просто не закованного в тяжкие рамки времени, как для внутреннего мира нет пространства. Нам вообще невероятно сложно представить, что значит мыслить вне времени…

Проблема относительности мироздания заключается не в том, что нельзя найти фундамента этого самого мироздания, а в том, что нельзя найти твёрдый фундамент для чего-либо вообще. Относительность пронзает собой всё бытие, во всех сферах жизни и «уровнях» сознания — она. К примеру, точные науки считаются чем-то идеальным, ибо они действительно абсолютно точны. Но точными они остаются лишь до того момента, пока остаются абстракцией. То есть, абсолютное есть либо абстракция, либо иллюзия. К примеру, в действительности невозможно даже провести идеально ровную линию, не говоря уж о правильных геометрических фигурах. Всегда есть место для случайности, на самом деле являющейся комбинацией неучтённых факторов.

Наши представления о том, как надо использовать имеющийся запас времени жизни, являются целиком и полностью искусственными. Мы не придумываем для себя ничего концептуально нового. С самого детства человек знает, какой должна быть его жизнь. Детство и юношество он должен невозбранно потратить на обучение каким-то лженаукам, зрелость — на чаще всего неинтересную и ненужную ему работу, а старость — на сожаление по потраченным так глупо годам. Не, ну а что, относительно толпы других неудачников прошедший этот путь будет смотреться достойно.

Образное мышление

Когда в этот мир приходит новый человек, внутри него появляется целая огромная вселенная — внутренний мир. Вокруг нас семь миллиардов таких миров, и каждый чем-то выделяется на фоне всех остальных. Я предлагаю следующую теорию. Заключается она в том, что внутренний мир человека строится из кирпичиков, которые я именую «образами». От самого рождения ребёнок создаёт и накопляет их в своей голове. Они бывают разного «объёма», от самых элементарных, до сложнейших, причём последние отлично разбираются и собираются из простых, словно конструктор. Создаются же они разными путями: можно наблюдать за чем-то, можно читать или слушать, увидеть на картине или почувствовать в себе — в результате мы всё равно получаем образ. Более того, образ — безразмерен, у размаха мысли не может быть иных границ, кроме тех, что мы устанавливаем сами.

Манипулирование образами является именно тем процессом, который мы привыкли называть «мышлением». На самом деле мышление — это лишь создание новых связей между элементарными образами. С созданием этих связей, какими бы они ни были, от логических до интуитивно-ассоциативных, мы развиваемся. Из никак не связанных между собой кусочков можем составить огромный, несущий смысловую нагрузку пазл. Мы можем строить теорию и умозаключение, основываясь на мелких деталях, мы можем из них создавать общую картину. Например, мы можем представить себе некоторый материальный предмет. Пусть это будет мобильный телефон. Для незнакомого с девайсом это — коробок с дисплеем, но стоит лишь копнуть глубже… О возможностях современных смартфонов знают почти все, так что о колоссальном количестве свойств образа телефона рассказывать излишне. Впрочем, это достаточно сложный пример… Хм, тогда вот так. Почти элементарный: у нас имеется немного глины/пластилина/воска. Последний вариант мне нравится больше всего. Конкретный объект в этом случае будет у нас в руках, он будет иметь форму, температуру… Но образ под условным названием «воск» всех этих свойств иметь не будет, поскольку ему можно придать любую форму, немного разогрев. В голове же можно вообразить себе все видоизменения этого куска воска. Из этого следует, что образ и конкретный предмет отождествлять ни в коем случае не следует, ибо образ реальности подчиняться не обязан, даже если прототип взят напрямую. Но самое важное открытие заключается в том, что образ — это всегда абстракция.

К анализу и операциям с имеющимся набором образов мы относимся как к чему-то совершенно обыкновенному, потому что практиковали даже в те годы детства, которые не помним. И создавали свой набор образов мы тоже с самого рождения, при каждом знакомстве с чем-то новым. Но через некоторое время каждый из нас понимал, что когда-нибудь мысли разорвут его на мелкие части и рассеют по грешной земле, поэтому необходимо освоить ту странную манеру обмена мыслями, которой владели окружающие люди. Я уже предрекаю, как у вас в голове всплывает вопрос: «Как же это мы тогда думали тогда, если я даже не помню раннего детства?» На него пытались ответить многие учёные до нас, например, у Зигмунда Фрейда это именовалось «младенческой амнезией»… Бред, всё дело в том, что в это время мы просто не знали язык. Мы мыслили исключительно образно, не привязывая образы к речи — поэтому сейчас считаем, что не помним этого, хотя на самом деле разучились общаться с собой на уровне образов и без слов просто не представляем формулирования мысли. Вам кажется это невероятным, не так ли? А ведь нам удавалось не только запоминать, что приятно, а что — больно, а гораздо большее. Не смотря на очень слабое развитие мозга для формирования долгосрочных воспоминаний, мы собирали действительно грандиозное количество информации, большую часть которой храним и до сих пор. Таким образом, на примере вашего же опыта я показал, что образное мышление не только возможно на «внешнем уровне» сознания, но ещё и очень эффективно.

Сегодня, когда ваше знание русского (да и любого другого человеческого) является достаточным, чтобы читать эти строки и осознавать их смысл, хочется спросить следующее. Вы не жалеете, что владеете этим языком? Нет? А стоило бы. Он лишил нас слишком многого, похоронил заживо всё это внутри нас. Кстати, вот зачем нужна медитация, всяко-разные «просвещения» и прочая ересь из области «дзен-буддизма»: всё это позволяет вам осознать и даже в какой-то мере использовать подлинные возможности. Только реализовать весь потенциал уже никогда не получится. «Поздно пить Боржоми», — говорили в Советском Союзе…