национализация

Патриотизм — это дикость

Патриотизм — это дикость

Первобытные люди верили, что кроме их племени все живые существа — мясо, даже если те невероятно похожи с ними внешне. Тот факт, что они не принадлежат к их племени, автоматически позволяло ставить в один ряд с животными и охотиться на них так же, как и на всех прочих, чтобы успокоить явно стремящийся к общению бурчащий желудок. Люди могли жить, сохраняя чистоту крови, ибо размножались лишь в пределах собственного племени. Но однажды наступал такой момент, когда какой-нибудь наивный юноша из подлинно человеческого рода принимал привлекательное животное женского пола за свою возлюбленную. А она, девушка из племени настоящих людей, вдруг принимала это милое существо в качестве отца для своих детей… Парочка-тройка подобных кровосмешений — и племенам ничего не оставалось, кроме как признать своё родство и назвать смешанную кровь единственно чисто человеческой. И снова повторяли мантру о возвышенности над прочими… Цикл кровосмешений регулярно повторялся, несмотря на предостережения мудрых шаманов вида «Не совокупляйся — козлёночком станешь»… Однако, никто не становился, напротив, становились сильнее за счёт естественного отбора. Увы, отследить постепенный рост генофонда отследить оказывалось невозможным. А племена тем временем всё росли, превращались в общины, народы, а потом и в знакомые современникам нации… Но осталась ли теперь хоть одна чистокровная нация? С взорвавшейся глобализацией просто невозможно стало хоть сколько-нибудь подавлять последний оплот «шаманов», смешались не только нации, но и расы… Казалось бы, сегодня вся эта картина уже очевидна, но слово «патриотизм» и ныне продолжает играть ярким пламенем на губах восторжённых древней мантрой человеков.

Естественно, первобытные предрассудки о подлинности соседнего народа быстро растаяли бы, словно снег на солнце, если бы их не подпитывали извне. Роль шаманов взяла на себя Система. Никто не стал бы гордиться лишь географическими координатами места своего рождения, если бы оно не было связано с внушаемой идеологией, связанной с историческими заслугами предков, живших в том же государстве, создавшими определённую культуру и взрастившими традиции. Предполагается, что человек в таком случае обязан гордиться тем, что смог идентифицировать себя со своим этносом. Пропагандируя любовь и уважение к ближнему своему, Системе приходится навязывать определённое отношение и к остальным народам. Почти все народы мира имеют свой стереотипный характер, назовём его Лицом. Конечно, многие народы условно объединяются для упрощения психологического ориентирования, получая собирательные названия. Например, для американцев все жители стран бывшего СССР являются русскими, а все коренные жители Америки — индейцы. Самым интересным является то, что в общих чертах все знают Лица основных, самых крупных и влиятельных народов мира. К примеру: русским Лицом является невероятно стойкий к действию алкоголя человек, брутальный и грубый, но честный и товарищеский; английское Лицо — культурно образованный, воспитанный и консервативный; французское — доброжелательный, приятный, стремящийся к красоте и изяществу; американцы заносчивые, неискренние, демонстративно независимые; немцы дисциплинированные, чопорные, деловитые и решительные; евреи хитрые, практичные, заурядные, но при этом «ровнее других»… Каждая нация из своего Лица находит для себя прекрасные черты, которыми можно гордиться. Хитрость состоит в том, что в зависимости от политических отношений между правительствами стран наций и строится стереотипный образ: в Лицах союзников мы видим в основном лишь хорошие черты, тогда как у идеологических врагов ищем недостатки, хотя бы надуманные. Благодаря этой хитрости и становится так легко развязывать войны и проводить массовые манипуляции в отношении целых народов.

По факту же все современные люди принадлежат в одному и тому виду — homo sapiens, и с рождения находятся в примерно одинаковых условиях. Но как только человек приходит в Большой мир, всё мгновенно меняется — он получает социальный статус и определённый уровень по сравнению с прочим человечеством. Это абсолютно естественно, что жители наиболее развитых стран смотрят на жителей стран третьего мира так, словно те ущербные и не имеют шансов на успех в мире, да и поменяйся бы они местами при рождении — ничего бы не изменилось. Всё зависит от уровня развития того или иного места на фоне с последними достижениями цивилизации. Казалось бы, почему тогда в современном мире всё остаётся по прежнему, ведь те, кто более развит в этом отношении, уже в силах дать менее развитым всё необходимое, протянуть руку. Ответ снова очевиден — тогда эти страны потеряют роль сырьевого придатка, станут работать сами на себя, что приведёт к некоторому ослаблению развитых. Таким образом, разжигать расизм и подпитывать национальные предрассудки выгодно. Выгодно одним, но в ущерб широким массам. Говорят, любить своё отечество обязан каждый уважающий себя человек, уважение к своим корням необходимо в качестве внутреннего стержня, мол, за мной великая нация. Но на практике навязывать любовь к чему-либо возможно лишь с помощью контраста, чем не брезгуют пользоваться современные «шаманы». Патриотизм — это первобытная дикость.

Империалистический принцип гласит: «Разделяй и властвуй». Этим принципом воспользовалось британское правительство, когда строилась Британская империя, «чуть» раньше он успешно использовался в создании Римской империи… В эпоху глобализации им пользуется мировое правительство. Предрекая переживания по поводу паранойи: нет, мировое правительство — ни разу не закрытый клуб, это обобщающее название для представителей власти развитых и полезных развитым стран. Кровосмешение стало настолько глобальным, что наций больше нет, остались лишь общие тенденции и иллюзии, которые активно создаются и проповедуются по принципу эхо: один заинтересованный говорит, а всё остальные просто передают всё дальше (или глубже?) внутрь масс людей. Нам прививают любовь к родине, чтобы разделить, по странам, по национальностям… А всё потому, что пастырям удобнее заправлять отдельными стадами, гораздо проще, чем одним гигантским, всемирным. Эхо действует не только в самом сердце Леса. Бунт в одной стране подавить проще, чем во всём мире. Нет больше никаких народов, есть только человечество, мы братья и сёстры по крови, наша родина — Земля, а не какое-то эфемерное образование на её поверхности, воображаемые границы которого стоило бы заливать кровью.

Социальная зависимость

Социальная зависимость

В ходе рассуждений о человеческом обществе меня иногда прерывают: «…но ведь человек — существо социальное!» Да, социальное. Воодушевившись комментарием человека по нику Мамонт, я решил всё-таки поделиться мыслями на этот счёт. Меня необыкновенно радует, что эта тема беспокоит умы многих людей, к сожалению, очень немногие стремятся её обсудить с другими, а уж тем более — что-нибудь полезное из этого для себя извлечь. Я же для себя кое-что вынес, чем постараюсь поделиться, хотя не факт, что получится сделать это достаточно открыто, тема слишком уж специфическая. Изначально мои выводы строятся на следующем неоспоримом факте. По своей природе, как это формулируют многие, человек социальным существом не является, он становится таковым вследствие воспитания в человеческом социуме. А исключения из этого правила найти достаточно сложно, ибо ребёнок, как минимум, рождается у человека, обычно же, в итоге, ещё и живёт с ним(и) длительное время. Естественно, человек привязывается к тем существам, с которыми проводит всё время. И, понятное дело, испытывает дискомфорт, когда лишается объекта своей привязанности. Но ведь, если бы этот самый человек привязанности не имел, дискомфорта бы он не испытывал! Отсюда делаем вывод, что социальность — не врождённое явление, а лишь полученная в самом раннем детстве привычка. В некоторых случаях можно сказать, что привычка эта достаточно вредная. Но раз это привычка — значит, от неё можно избавиться, что и демонстрируют, подтверждая моё утверждение, разные аскеты и прочие отшельники.

Увы, привычка к человеческому обществу неизбежно развивается в привычку к цивилизации. В какой-то момент ребёнок переходит черту, после которой отказ от цивилизации для него становится невероятно болезненным и неприятным явлением. Более того, подобная смена условий может казаться абсолютно идиотской затеей. Можно сказать, человек становится социально зависимым. Ориентироваться удобно по вытравливанию в ребёнке такого дара природы как эгоцентризм. Почему я считаю его даром природы? Всё очень просто, если вы не можете принимать чужую точку зрения как свою — чужие проблемы автоматически становятся незначительными. И если новорождённому предстоит прожить жизнь, и без того полную своих собственных проблем, то чужие ему будут лишь лишним грузом к той ноше, которую каждый тянет за собой. Вам слишком хорошо живётся? Давайте ещё страдать и за других! А ведь животные не просто живут со своим эгоцентризмом, а ещё и делают это весьма успешно: они просто решают поступающие проблемы, не заботясь о том, что кому-то там может быть плохо (в том числе и от методов решения проблем). Но у нас, в человеческом обществе, эгоцентризм считается пороком, от которого необходимо избавляться. С одной стороны, это даёт нам возможность предугадывать действия других, представляя себя на их месте, «примеривая» на себя их характер и привычки — это действительно выгодно в повседневной жизни. Но с другой — появляется такая ужасная проблема, как гуманизм. Казалось бы, что плохого в уважении к чувствам других людей? Наоборот, это достойно восхищения! Но, постойте-ка, что же здесь хорошего? Гуманизм — по сути, лишь проявление жалости к тем, кто обладает определёнными недостатками, физическими или психологическими пороками. Жалость размягчает человека, сбивает его с пути противостояния своим недостаткам, позволяет расслабиться и просто смириться с ними. Зачем бороться, если можно терпеть, так, по-вашему? Жалость делает этих людей слабее, снисходительная помощь более сильных же нарушает естественный отбор, поэтому можно заявить следующее. Гуманизм — это дикость, это борьба против эволюции, это — борьба против себя как вида. Ницше считал, что нашим смыслом жизни должен стать «сверхчеловек» (к слову, согласно теории — обладающий радикальным эгоцентризмом). Но как мы можем идти к этому светлому образу, если пытаемся тянуть за собой миллионы полуразложившихся живых трупов?

С другой стороны, биологически мы «заточены» под коллективизм. Люди, по классификации — один из видов царства «животные». Как и представители других видов нашего царства, мы должны жить стаями, всячески поддерживая друг друга. Без чувства поддержки мы, можно сказать, чувствуем себя одинокими в толпе. Пример коммунистического Советского Союза нам прекрасно продемонстрировал достоинства и недостатки практического коллективизма. Радикальный коллективизм — это провал. Человеку необходимо пространство для манёвра, для того, чтобы расправить крылья. Как упоминал всё тот же товарищ Мамонт, эффект толпы «отключает» трезвую оценку ситуации, вплоть до невозможности индивидуального мышления, переводя человеков в режим «коллективного сознания». Впрочем, в СССР это было очень кстати: когда человек не находит уединения для глубокого анализа ситуации, в которой находится, то не может и осознать её, зато общественному мнению подчиняться успешно продолжает. Но провал это совсем не по этой причине, а по той, что каждый конкретный человек не воспринимает коллективную собственность как свою. Как результат — те ужасы, которым подвержены жители «коммуналок». Но радикальный коллективизм вовсе не был реалиями того времени… Иная сторона советского коллективизма — это заводы и фабрики. Здесь поддержка окружения и участие в коллективном труде становились позитивными явлениями, ибо они не только не мешали, а даже мотивировали к успехам, потому как все избегали возможности показаться хуже остальных… Но проблема «полуразложившихся живых трупов» никуда не девается, поскольку в этом случае сильным неизбежно приходится поддерживать слабых, что, опять-таки, нарушает естественный отбор. Можно сказать, первые смешиваются с последними, создавая замедленно эволюционирующую толпу, настолько медленно, что она попросту не успевала за развитием цивилизации. Но есть и иные примеры. Например, благодаря научно-исследовательским институтам в стране, где велась повальная пропаганда коллективизма, при сильно урезанном, по сравнению с западными коллегами, финансировании, стремительно развивалась космонавтика (да, мой любимый пример). Но самым большим негативным влиянием обладает чужое мнение, которое при коллективизме ставится выше собственного. Как результат — зависимость от него, предпочтение поведению, которое от человека ожидают тому, которое он хотел бы сам. Это печально.

В моих рассуждениях чётко проглядывается мысль о том, что жизнь человеков должна быть эффективной для государства. И это действительно так, потому что только в эффективном государстве будет комфортно жить. Дискутируя в парламенте, избранные представители народа часто забывают, для чего они должны работать. А ведь идея проста и гениальна: страна — это, прежде всего, население. А не природные ресурсы, инфраструктура и иные географические достопримечательности, как привыкли считать многие. Обеспеченный народ — богатая страна, именно по такому принципу строились США. Но есть и обратная сторона. За развивающимся капитализмом следует сверхкапитализм, гигантские интернациональные корпорации и концентрация власти в их руках. Вывод прост — необходимо искать золотую середину. Только уже поздно, а сильные мира сего — почти недосягаемы…