работа

Как умирает мечта

Как умирает мечта

У каждого человека однажды появляется своя великая мечта. Кто-то мечтает стать великим полководцем, кто-то — первооткрывателем или известным учёным, известным даже широким массам, ребятишки в Советском Союзе через одного мечтали стать космонавтами и спасателями, а их ровесницы-девчонки мечтали спасать людей, когда вырастут. Другие мечтали стать рок-звёздами и смазливыми певицами, терзающими тему переворачивающейся в гробу любви, боссами в крупных компаниях, самыми главными и, что ещё важнее, известными, и, желательно, во всём мире. Подрастая, у каждого формировалась своя сфера интересов, в зависимости от того, в какую компанию человек попадал, на какой информационный фон наталкивался, какое образование получал, как ко всему этому относились и влияли близкие, в основном это, конечно же, родители. Под давлением всех этих факторов мечты о светлом будущем нещадно деформируются, планы на жизнь меняются, можно сказать, происходит предраспределение сфер влияния. Большинство потенциальных героев и учёных умирают, не успев даже встать на этот тернистый путь.

А ещё с самого детства мы узнаём, что однажды нам предстоит с каким-то другим несчастный существом заключить брак. То бишь, жениться или выйти замуж. И если значение половораздельных частностей мне было очевидно, то значение выражения «заключение брака» оставалось покрыто завесой тайны. Дело в том, что в завидно молодом возрасте мне далеко не единожды доводилось бывать у матери на работе в психиатрической больнице, где я частенько натыкался на деловито оформленные тексты, озаглавленные «Заключение». Вероятно, ассоциация заключения брака с психиатрической больницей теперь будет преследовать меня всю жизнь… Итак, в детстве мы узнаём, что в далёком будущем нам предстоит найти себе человека противоположного пола и сделать его своим спутником как минимум в ближайшей стадии жизни. И хотя большинству не объясняют, каким образом, ещё мы узнаём, что однажды у нас возникнут детишки — такие себе личинки человеков, мелкие и норовящие испортить стабильность мироздания создания, как и мы в тот момент, правда, к моменту их возникновения этих самых детишек нам предполагается уже стать большими, немного мудрыми и покорными этому самому мирозданию. Таким нехитрым образом, мы все узнаём, что наши детские мечты должны как-либо поумериться и выделить место для более важного дела — поиска себе жертвы, которую можно по доброй воле заставить быть рядом, а впоследствии ещё и отдать должок матери-природе в виде потомства.

И ладно бы просто долг отдать и расслабиться, так нет же, в какой-то весьма плавно наступающий момент бедному подрастающему человеку в голову начинают «бить» гормоны. Эффект просто потрясающий, особенно увлекательно это всё происходит у новоявленных «омега-самцов», коих зачастую прямо-таки накрывает неким цунами всяких навязчивых извращенных желаний, вытесняя из, и без того не у всех достаточно развитого, мозга всё, кроме желания поскорее заняться процессом возвращения этого самого должка природе. А потом догнать, и ещё несколько раз вернуть. У самок же это обычно происходит менее ярко, зато нередко затягивается аж до преклонного возраста. Правда, у последних другие тараканы проявляются, и неясно даже, что хуже. При таких обстоятельствах человеку обычно становится как-то не до мечты о будущем, наполненным уважением и почитанием его личности. Как же, лезвием к небу стоит вопрос физиологических контактов! Наверняка в заключении многим становится весьма весело, когда они обнаруживают, на какую дрянь было потрачено столько лет (и нервов?)…

Но самое интересное наступает потом. Однажды человек, каким-то невероятным образом вырвавшийся и порочного круга сферы своих интересов, ограниченных интимными связями, обнаруживает, что всё остальное всё это время проходило мимо. И хорошо, если он обнаруживает это в ещё юном возрасте, так ведь большинство приходит к этому только в результате кризиса среднего возраста, когда становится понятно, что полжизни уже прошло, а на оставшиеся полжизни никак не планируется реализации какой-то детской мечты, поскольку, чёрт, необходимо кормить уже не только себя, но теперь ещё и маленьких спиногрызов. А чтобы кормиться и кормить кого-то — необходимо работать. Работа же отнимает немало сил, а их остаток уходит на семью, которая тоже требует заботы и внимания. Все детские мечты потихоньку откладываются всё время на потом и на потом, ровно до тех пор, пока не становится очевидно, что уже слишком поздно. Те же, кто всё-таки находит время для этого, натыкаются на другую психологическую преграду. Дело в том, что чем человек старше, тем сложнее ему становится осваивать что-то новое, пусть даже этого и хотелось всю предшествующую жизнь. В конечном итоге, подавляющему большинству жизнь «обрезает крылья», дополнительно вгоняя в экзистенциальный кризис.

Кто же придумал для нас такую клетку, в которой мы обречены метаться по кругу в поисках собственного смысла для своей же жизни? И почему этим смыслом не может стать осуществление детской мечты? И хотя клетка для нас очевидна, кто по покорности своей, кто под действием бушующих гормонов, кто просто не обнаруживая пути иного, сам, по доброй воли, входит в эту клетку, которая защёлкивается сразу же за его спиной. Особенно интересно всё это на фоне того, что, фактически, любовь как явление длится до трёх лет (потом человек словно пробуждается от крепкого сна…), плавно переходя в привычку, а то и вовсе в особое обстоятельство. В сексуальном плане всё ещё веселее, поскольку как ни крути, а человек, каждый квадратный сантиметр тела для вас знаком, в какой-то момент перестаёт быть интересен. И нет же просто смириться с этим фактом, человеки начинают изощряться, например, увлекаясь фетишизмом и разыскивая всяко-разные другие способы в печатных изданиях под заголовками вида «Как разнообразить половую жизнь» или «Что надо ещё попробовать в сексе». Довольно интересно было бы, наверняка, понаблюдать за этим глазами семейного психолога, дающего советы по поводу того, как оживлять труп былой любви, который всё время норовит снова и снова закопаться в землю… С другой стороны, можно всю жизнь заниматься тем, что менять любовников по мере иссякания увлечения предыдущими, но, думаю, после пары-тройки начнут проявляться закономерности и процесс утратит последние оттенки привлекательной таинственности.

Так, может, не стоит делать ставку на то, что ячейкой общества обязательно должна быть только семья? Ведь если проследить историю её формирования, оказывается заметной такая тенденция, как урезание количества членов общины. И с каждым шагом урезания количества членов понижается их общность, переходя к всё большей и большей индивидуализации. Логично, что следующим шагом после семьи должен стать сверх-индивидуализм: когда каждый заботится в первую очередь о самом себе, а не о посторонних человеках, пусть даже таких, к которым он в итоге сильно привыкает или и вовсе участвует в процессе их создания… Многие о таком варианте решат лишь то, что он абсолютно аморален, а, следовательно, не имеет права на развитие вовсе. Но даже при таком очевидном недостатке, как отсутствие внешней привлекательности, у него остаётся иной козырь, гораздо более значительный, как по мне: только отказавшись от традиционной семьи как общественного формирования, можно целиком и полностью отдаться исполнению своей мечты собственными же руками.

Социальная зависимость

Социальная зависимость

В ходе рассуждений о человеческом обществе меня иногда прерывают: «…но ведь человек — существо социальное!» Да, социальное. Воодушевившись комментарием человека по нику Мамонт, я решил всё-таки поделиться мыслями на этот счёт. Меня необыкновенно радует, что эта тема беспокоит умы многих людей, к сожалению, очень немногие стремятся её обсудить с другими, а уж тем более — что-нибудь полезное из этого для себя извлечь. Я же для себя кое-что вынес, чем постараюсь поделиться, хотя не факт, что получится сделать это достаточно открыто, тема слишком уж специфическая. Изначально мои выводы строятся на следующем неоспоримом факте. По своей природе, как это формулируют многие, человек социальным существом не является, он становится таковым вследствие воспитания в человеческом социуме. А исключения из этого правила найти достаточно сложно, ибо ребёнок, как минимум, рождается у человека, обычно же, в итоге, ещё и живёт с ним(и) длительное время. Естественно, человек привязывается к тем существам, с которыми проводит всё время. И, понятное дело, испытывает дискомфорт, когда лишается объекта своей привязанности. Но ведь, если бы этот самый человек привязанности не имел, дискомфорта бы он не испытывал! Отсюда делаем вывод, что социальность — не врождённое явление, а лишь полученная в самом раннем детстве привычка. В некоторых случаях можно сказать, что привычка эта достаточно вредная. Но раз это привычка — значит, от неё можно избавиться, что и демонстрируют, подтверждая моё утверждение, разные аскеты и прочие отшельники.

Увы, привычка к человеческому обществу неизбежно развивается в привычку к цивилизации. В какой-то момент ребёнок переходит черту, после которой отказ от цивилизации для него становится невероятно болезненным и неприятным явлением. Более того, подобная смена условий может казаться абсолютно идиотской затеей. Можно сказать, человек становится социально зависимым. Ориентироваться удобно по вытравливанию в ребёнке такого дара природы как эгоцентризм. Почему я считаю его даром природы? Всё очень просто, если вы не можете принимать чужую точку зрения как свою — чужие проблемы автоматически становятся незначительными. И если новорождённому предстоит прожить жизнь, и без того полную своих собственных проблем, то чужие ему будут лишь лишним грузом к той ноше, которую каждый тянет за собой. Вам слишком хорошо живётся? Давайте ещё страдать и за других! А ведь животные не просто живут со своим эгоцентризмом, а ещё и делают это весьма успешно: они просто решают поступающие проблемы, не заботясь о том, что кому-то там может быть плохо (в том числе и от методов решения проблем). Но у нас, в человеческом обществе, эгоцентризм считается пороком, от которого необходимо избавляться. С одной стороны, это даёт нам возможность предугадывать действия других, представляя себя на их месте, «примеривая» на себя их характер и привычки — это действительно выгодно в повседневной жизни. Но с другой — появляется такая ужасная проблема, как гуманизм. Казалось бы, что плохого в уважении к чувствам других людей? Наоборот, это достойно восхищения! Но, постойте-ка, что же здесь хорошего? Гуманизм — по сути, лишь проявление жалости к тем, кто обладает определёнными недостатками, физическими или психологическими пороками. Жалость размягчает человека, сбивает его с пути противостояния своим недостаткам, позволяет расслабиться и просто смириться с ними. Зачем бороться, если можно терпеть, так, по-вашему? Жалость делает этих людей слабее, снисходительная помощь более сильных же нарушает естественный отбор, поэтому можно заявить следующее. Гуманизм — это дикость, это борьба против эволюции, это — борьба против себя как вида. Ницше считал, что нашим смыслом жизни должен стать «сверхчеловек» (к слову, согласно теории — обладающий радикальным эгоцентризмом). Но как мы можем идти к этому светлому образу, если пытаемся тянуть за собой миллионы полуразложившихся живых трупов?

С другой стороны, биологически мы «заточены» под коллективизм. Люди, по классификации — один из видов царства «животные». Как и представители других видов нашего царства, мы должны жить стаями, всячески поддерживая друг друга. Без чувства поддержки мы, можно сказать, чувствуем себя одинокими в толпе. Пример коммунистического Советского Союза нам прекрасно продемонстрировал достоинства и недостатки практического коллективизма. Радикальный коллективизм — это провал. Человеку необходимо пространство для манёвра, для того, чтобы расправить крылья. Как упоминал всё тот же товарищ Мамонт, эффект толпы «отключает» трезвую оценку ситуации, вплоть до невозможности индивидуального мышления, переводя человеков в режим «коллективного сознания». Впрочем, в СССР это было очень кстати: когда человек не находит уединения для глубокого анализа ситуации, в которой находится, то не может и осознать её, зато общественному мнению подчиняться успешно продолжает. Но провал это совсем не по этой причине, а по той, что каждый конкретный человек не воспринимает коллективную собственность как свою. Как результат — те ужасы, которым подвержены жители «коммуналок». Но радикальный коллективизм вовсе не был реалиями того времени… Иная сторона советского коллективизма — это заводы и фабрики. Здесь поддержка окружения и участие в коллективном труде становились позитивными явлениями, ибо они не только не мешали, а даже мотивировали к успехам, потому как все избегали возможности показаться хуже остальных… Но проблема «полуразложившихся живых трупов» никуда не девается, поскольку в этом случае сильным неизбежно приходится поддерживать слабых, что, опять-таки, нарушает естественный отбор. Можно сказать, первые смешиваются с последними, создавая замедленно эволюционирующую толпу, настолько медленно, что она попросту не успевала за развитием цивилизации. Но есть и иные примеры. Например, благодаря научно-исследовательским институтам в стране, где велась повальная пропаганда коллективизма, при сильно урезанном, по сравнению с западными коллегами, финансировании, стремительно развивалась космонавтика (да, мой любимый пример). Но самым большим негативным влиянием обладает чужое мнение, которое при коллективизме ставится выше собственного. Как результат — зависимость от него, предпочтение поведению, которое от человека ожидают тому, которое он хотел бы сам. Это печально.

В моих рассуждениях чётко проглядывается мысль о том, что жизнь человеков должна быть эффективной для государства. И это действительно так, потому что только в эффективном государстве будет комфортно жить. Дискутируя в парламенте, избранные представители народа часто забывают, для чего они должны работать. А ведь идея проста и гениальна: страна — это, прежде всего, население. А не природные ресурсы, инфраструктура и иные географические достопримечательности, как привыкли считать многие. Обеспеченный народ — богатая страна, именно по такому принципу строились США. Но есть и обратная сторона. За развивающимся капитализмом следует сверхкапитализм, гигантские интернациональные корпорации и концентрация власти в их руках. Вывод прост — необходимо искать золотую середину. Только уже поздно, а сильные мира сего — почти недосягаемы…

Капитализм как миросозерцание

Общество — понятие довольно гибкое. Настолько гибкое, что легко адаптируется под самые невероятные условия жизни. За века наш мир безостановочно менялся. Года голода могли сменяться годами войны, но течение жизни особо не менялось: в большинстве своём люди продолжали работать на земле. Из-за тяжёлых условий жизни численность человеков росла довольно медленно и неспешно. Но каких-то 200 лет назад рост населения планеты стал заметным образом расти. С ростом населения я связываю увеличение (постепенное, конечно) безопасности жизни и явное улучшение условий. Однако, в то же время старых механизмов организации стало не хватать, а, значит, потребность в новых существенно возросла…

Как известно, спрос рождает предложение. Возникли множественные новые, стали популярными некоторые существующие теории. В частности, теории нового экономического и политического строя, которые имели достаточно преимуществ перед доминирующими тогда в мире. А если новое превосходит старое — происходят либо реформы, либо революции… Естественный отбор же прошли немногие из теорий. До стадии реализации дошли вообще единицы. Как оказалось, на практике всё выходило совсем иначе, чем рассчитывалось, несмотря на тот факт, что учитывались всевозможные нюансы, делались поправки на менталитет населения… Но, в итоге, во всемирных масштабах лучше всего себя показал капитализм.

Основная идея капитализма как экономической системы такова: чем больше человек работает во благо Общества, тем больше плюшек он обязан за это получать. На практике же работа человека умножается на коэффициент престижности его места работы. Таким образом, вместо выполнения основной идеи, люди совершенно разные усилия затрачивают для достижения одинаковой выгоды. С другой стороны, Система сохраняет стабильность ровно до тех пор, пока кастовое деление сохраняет соотношение между группами. Вот и получается, что одни могут мирно работать в офисе на внутренними проблемами компании, не принося совершенно никакой пользы Обществу, но пользоваться несравнимо более высоким уровнем уважения, чем обслуживающий персонал городской канализации, от работы которого зависит уровень жизни жителей этого самого города, что явно нагляднее демонстрирует пользу от работы представителей обеих профессий.

Капитализм строится на человеческих слабостях. Всё, что может быть использовано во благо этого строя — используется. Основой является человеческая алчность и жажда власти. Культивируется зависть и злость. Начисто отметается то, что человек может быть счастлив, имея лишь то, что ему необходимо. Печальным является тот факт, что из-за этого у нас ключевым образом меняется мировоззрение. Кто сейчас оценил бы то, что нельзя даже увидеть? Достаточно оглянуться вокруг, чтобы увидеть, насколько человек привязан к материальным ценностям. Человек научился оценивать капиталом абсолютно всё, что может быть передано в собственность. Конечно, такое отношение формировалось веками. Вас и пять веков назад могли убить за то, что у вас лежит полезного в мешочке. Но происходящее сегодня нашим предкам и не снилось, ибо теперь в цене всё, что нас окружает. Совершенно необязательно, чтобы это было нужным человеку, достаточно будет, если это можно подписать «принадлежит Господину Х».

Если уничтожение леса приносит достаточную выгоду, то его непременно уничтожают, вместе с экосистемой, не смотря на то, что для его восстановления необходимо потратить невообразимое количество усилий, десятки, а то и сотни лет. Ради сиюминутной выгоды! Вообще за примерами такого отношения далеко ходить не приходится. К примеру, я очень люблю упоминать о своём негативном отношении к автомобилям и концертам, которые занимаются их производством. Дело в том, что для того, чтобы груда металла превратилась в средство передвижения, нужен бензин, а он, в свою очередь, делается из нефти, которая с каждым днём потребляется всё быстрее, но которой на планете с каждым днём всё меньше, и которая лет через 15-20 (судя по опубликованным в Сети данным) на этой самой планете закончится. Таким образом, следующему поколению останется много-много металла и практически совсем не останется маслянистой жидкости, которую использовали ещё в древнем Вавилоне. А всё потому, что сегодня на переработанная нефть составляет более половины всех энергетических ресурсов планеты и дорого стоит — соблюдаются главные требования потребительского подхода…

Бесполезный труд

Я считаю, что в наше время работа является вещью практически бесполезной. Мощности человечества на данный момент позволяют выполнять грандиозные объёмы работ с минимальными трудозатратами. При желании добрую половину рабочих мест можно лишить труда человеческого, и заменить без особых потерь для результата машинами. Интеллектуальная работа зачастую легко автоматизируется, в результате чего человек нужен только для разработки таких машин и создания чего-нибудь нового. Псевдонейронные сети могут быть созданы и сегодня, остаётся лишь стандартизировать информацию в Сети, а структура языка (к примеру, «интернационального» английского) вполне позволяет проводить семантический анализ собираемой информации. Таким образом, можно заменить мастеров пера и инженеров, разнообразных лаборантов и дворников — всю их работу можно алгоритмизировать. Имея возможность собирать факты на безграничных просторах Сети, программы, претендующие на звание «искусственного интеллекта» (напомню, что подобное пока создать нельзя, но имитировать его пытаются сплошь и рядом), вполне могут строить предположения и тут же их проверять, достигая при этом даже научных открытий. Конечно, если будет создан полноценный ИИ, то, в принципе, необходимость человеческого труда вообще можно будет смело отменять… Но пока речь идёт о положении дел сегодня.

Итак, по большей части людей можно уже сейчас отстранять от труда. Но при этом освободится гигантское количество рабочих мест, а, значит, миллионам и даже миллиардам человеков может оказаться банально нечего делать. Не говоря уж о трудоголиках, которые будут страдать. В это сложно поверить, но когда людей насильно не заставляют что-либо делать, то они зачастую теряют какую бы то ни было цель в жизни. И начинают до безумия уныло «прожигать жизнь». Было время, когда мне воочию доводилось созерцать сотни таких людей, печально играющих в одну довольно простую, но затягивающую онлайн-игру. Честно говоря, меня жутко пугает, когда человек играет по несколько часов в день лишь потому, что ему необходимо «убить время». Как можно так сидеть, по крайней мере не делая чего-либо параллельно — я искренне не понимаю. А ведь эти люди — самый наглядный пример нераскрытого потенциала человеков. Остаётся лишь надеяться, что, прекратив производить своими силами, люди пустятся в чистое потребление, а не пойдут добывать зрелища в дополнение к хлебу.

Таким образом, с одной стороны, люди работают по большей части впустую, но что же будет, если освободить людей от такой работы? Мало того, что многие искренне ненавидят свою работу, что она не приносит Обществу той пользы, которую могла бы, реализуй потенциальные возможности автоматизированного труда, так ещё и «прожигает жизнь» тех, кто ей отдаётся. Однако, лишь благодаря подавлению свободы этого Общества (под лозунгами свободы и равенства, какая ирония), оно и функционирует настолько стабильно. Пока Система делает своё подлое дело, всё хорошо, но к чему приведёт шаг в сторону?

Вообще, вся хитрость в том, что человечество подобной возможности раньше никогда не получало. В то же время, природа Общества такова, что оно должно развиваться по протоптанным тропам. Мудрость коллективного разума или нет, а это логично, ибо покуда мы идём проверенным путём, Общество не свалится в пропасть. Путь Революции нам несвойственен. И тем не менее, всемирная индустриализация — наша путёвка в беззаботную жизнь, которую великие мира сего мудро разменяли на безумное перепроизводство…

В неравной борьбе с собой

Самое сложное в новом деле — приступить к нему. Реализация задуманного в процессе зачастую оказывается не столь уж сложной задачей, как казалось. Более того, иногда сложные задачи на деле выполняются довольно-таки легко. Но, чтобы дойти до решения поставленной задачи, неизбежно придётся начать её решать, и вот на этом моменте у многих и возникают трудности. Первое, что приходит на ум в поисках причины этой безосновательной, на первый взгляд, лени — это отсутствие должной мотивации. Следовательно, эту самую мотивацию необходимо найти. На этом этапе, конечно же, возникает вопрос, а где её взять-то?..

Как часто бывает, что в голову как-то стучится вроде бы гениальная мысль, человек её бережно вынашивает, развивает, строит какие-то планы, а до самого дела так и не доходит. Вот и получается, что любая грандиозная идея загибается под давлением величия личности своего автора… А ведь с точки зрение другого человека этой самой идеи и не существовало вовсе, и нечего было реализовывать. Поэтому вполне целесообразным может оказаться эти идеи записывать. Таким образом, первым шагом к цели может быть их формулирование, как бы очевидно это ни звучало. Дело в том, что если есть возможность посмотреть на поставленную задачу со стороны, то можно оценить достоинства и недостатки идеи. Скажу больше, если записанное оценить через некоторое время, то появляется неудержимое желание скорректировать вроде как и очевидные, но упущенные ошибки. И если через энное количество времени вся идея не отметается целиком, то можно уверенно заявить, что она прошла некоторую проверку временем.

И вот на моменте, когда идея несколько продумана, не отброшена через время, можно попытаться мотивировать себя тем, что если её реализовать, то по крайней мере, эта идея будет воспринята кем-либо, кроме её автора. Да, мотивация достаточно скверная, но тем не менее. Лично для меня — недостаточная. Поэтому я к ней добавляю ещё и распространённую схему дэдлайна. :)